Детали

Турции есть, что терять

Во сколько Израилю и Турции может обойтись состоявшийся 16 мая «фестиваль дипломатического унижения»? Нанесет ли очередной виток напряженности ущерб экономическим контактам наших стран — или Эрдоган сумеет вовремя остановиться?

События на пароме «Мави Мармара» в 2010 году отразились на контактах в сфере безопасности, и, в особенности, на военном сотрудничестве. К примеру, в свое время израильский Оборонный концерн специально для турецкой армии модернизировал 170 танков М-Паттон. Стоимость этого проекта составила около миллиарда долларов. Но потом были отменены традиционные совместные воздушные учения и не возобновлены некоторые сделки в оборонной сфере.

При всем том коммерческие связи только укреплялись, в противовес политической напряженности и несмотря на личную неприязнь между Эрдоганом и Нетаниягу. Потому турецкий лидер всегда «гневается» на Израиль лишь до определенного предела, чтобы не навредить нашим экономическим связям.

Когда начала действовать программа «Открытое небо», увеличилось и число израильтян, вылетающих в Турцию — в том числе, транзитными рейсами. Так, в 2012 году из Израиля в Турцию было выполнено 4.7 тысяч рейсов, которые перевезли около 686 тысяч пассажиров. С тех пор этот показатель имеет устойчивую тенденцию к постоянному росту: в 2014 году выполнено уже 12.4 тысячи рейсов, которыми в Турцию вылетели около двух миллионов израильтян. Пересадка в турецких аэропортах значительно сокращает время полетов в другие страны.

Сами турки не очень охотно посещают Израиль в качестве туристов, но наша страна стала «мостом» для турецких торговцев и промышленников. Турецким производителям сельскохозяйственной продукции, которая поставлялась в Иорданию, понадобился новый маршрут, в обход Сирии, где идет война. И такой маршрут был найден: турецкие суда с грузовиками и турецкими водителями на борту швартовались в порту Хайфы, там грузовики съезжали на берег, добирались до моста шейха Хусейна и переезжали в Иорданию. Разгрузившись, трейлеры возвращаются из Иордании обратно в Хайфу, где их грузят на суда «Галь Ноа». Речь идет примерно о тридцати-сорока трейлерах в неделю. Не так уж и много, но потенциал велик.

Давид Бариш, владелец компании «Тиран», который представляет турецкую судоходную компанию «Туркон» и суда «Галь Ноа», полагает, что ухудшение дипломатических отношений между Израилем и Турцией никак не отразились на экономических связях.

«Я не могу говорить о какой-то напряженности, я не чувствовал ее даже тогда, когда случились неприятности с «Мави Мармара», и сейчас не чувствую, — говорит Бариш. – Я звонил недавно в израильское консульство в Стамбуле, и мне сказали, что все идет обычным порядком. Мы по-прежнему договариваемся о визах для турецких водителей, которые едут из Хайфы в Иорданию и обратно, и темпы работы не снижаются».

Чиновники из судоходства считают, что потенциал подобных связей резко возрастет, если турецкие компании будут экспортировать свои товары в Саудовскую Аравию так же, как и в Иорданию.

Водители трейлеров – не единственные турки, которые работают в Израиле. В строительстве порта в хайфском заливе также заняты турецкие рабочие, а также используются турецкие суда.

Торговый оборот между Турцией и Израилем в 2017 году составил 4.3 млрд. долларов, причем турки больше поставляют в Израиль, чем вывозят из нашей страны: импорт составил 2.9 млрд., а экспорт — 1.4 млрд. долларов (он, кстати, снижается с 2014 года, когда турки закупили израильских товаров на вдвое большую сумму — 2.7 млрд. долларов).

Основу израильского экспорта в Турцию составляют химикаты и нефтепродукты, а импортирует Израиль из Турции автомобили и оборудование для них, металлы и текстиль.

Однако наиболее потенциальный товар для торговли — конечно, газ. Туркам он необходим, а в Израиле разрабатывается месторождение, и эта тема – предмет постоянного обсуждения в обеих странах. Сейчас, в основном, Турция закупает газ в России. Но Израиль заинтересован в продаже еще и с целью укрепления своих позиций в регионе.

Это не просто, поскольку затрагиваются некоторые весьма чувствительные аспекты. Проект потребует колоссальных инвестиций, долгосрочных договоренностей и государственной поддержки. Газопровод от месторождения «Левиафан» до Турции обойдется в два миллиарда долларов. Понятно, что компании, способные выступить партнерами в этом проекте, не станут инвестировать такую сумму без гарантий и договоренностей, обеспечивающих надежность вложенных средств.

Профессор востоковедения тель-авивского университета, эксперт по Ближнему Востоку Эяль Зисер тоже полагает, что Эрдоган, несмотря на его воинственную риторику, не собирается вредить турецкой экономике и прекрасно разделяет экономические и политические интересы. «Он сам для себя осознает границы дозволенного. Но в динамично развивающейся ситуации на Ближнем Востоке трудно предположить, куда и в какую сторону турецкий лидер вдруг решит свернуть», — подчеркнул Зисер.

Сами Перец, The Marker. М.К. Фото Борис Беленкин


Реклама

Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

Send this to a friend