Финансы

Шахматы для Иерусалима

В Израиль в очередной раз приезжал президент ФИДЕ Кирсан Илюмжинов. В сентябре 2018 года пройдут выборы главы Федерации, а нынешний ее руководитель довольно активно ездит по странам: только что посетил Словению, далее в его планах – Тунис, Судан, Великобритания, Финляндия… Но предположение НЭПа о том, что там он пытается, в предверии выборов, заручиться поддержкой местных федераций, Илюмжинов отверг. «У меня одна цель – популяризация шахмат», — сказал он.

Илюмжинов числится в санкционном списке Минфина США: ему принадлежало 19% банка «Русский Финансовый Альянс», который был обвинен в поддержке режима Асада и осуществлял с ним финансовые сделки.

— Санкции, которые наложены на вас американцами, ограничивают в каких-то поездках, как-то сказываются на вашей деятельности руководителя ФИДЕ?

— Я спокойно живу. Сейчас вот в Бельгии открыл благотворительную организацию, в Брюсселе. В Соединенных Штатах открыл, в Вашингтоне. Я все страны посещаю, кроме США. Но надеюсь, что в США скоро тоже впустят. Мне в США запрещено управлять компаниями, в которых моя доля выше 50%.

— Это используют ваши противники в ходе выборов в ФИДЕ?

— Те, кто думает о кресле президента Федерации, используют это – вот, дескать, Кирсан находится под санкциями. Но под санкциями я в одной стране, а в остальные 187 стран мира я свободно езжу, выступаю, так что проблем никаких нет. Отсюда в другие страны поеду.

— Вы говорили недавно, что против вас в ФИДЕ пытались организовать путч. Можете немножко подробнее рассказать, что там происходило?

— Я спокойно отношусь к таким вещам. ФИДЕ — это общественная организация, разные группы стремятся к схваткам. Но с 1995 года прошло семь выборов, и семь раз победил я. Тогда, в 95-м, целью было объединить шахматный мир. Вы помните, что ФИДЕ тогда была расколота, Каспаров в 1993 году из нее вышел. (Действительно, в тот год Карпов вместе с Найджелом Шортом создали тогда Профессиональную Шахматную Ассоциацию – прим. НЭП) Он проводил параллельные чемпионаты проводил, и главной задачей было – объединиться, чтобы был один чемпион, одна система. А к тому же шахматы тогда даже не считались спортом. Я встречался с президентом МОК Хуаном Антонио Самаранчем, и только в 1999 году исполком МОК признал шахматы спортом, и назвал ФИДЕ единственной спортивно-общественной организацией, представляющей интересы шахматистов в спортивном олимпийском движении.

Затем новой целью стало распространение шахмат среди детей. 90-е годы — это же время кризиса. У ФИДЕ, когда я пришел, был долг более чем на 1 миллион швейцарских франков. Не было денег и на то, что провести матч за звание чемпиона мира в 1996 году между Анатолием Карповым и Гатой Камским. Не было денег на Чемпионат Мира среди женщин. С 1994 года я провел на свои деньги 6 чемпионатов России по шахматам среди мужчин и 8 чемпионатов России по шахматам среди женщин.

А в 2002 году Гарри Каспаров обратился ко мне с идеей провести матч против компьютера – израильский программист Шай Бушинский изобрел тогда программу Deep Junior. В итоге матч состоялся в Нью-Йорке. Хотя его не было в календаре ФИДЕ, но для развития и популяризации шахмат я решил поддержать не столько Каспарова, сколько интерес к шахматам, и проверить, как человек против машины играет. Матч закончился вничью, 3-3, и поэтому позолоченную статуэтку – приз – я передал в музей шахмат, который я открыл в Элисте, в шахматном городе, в шахматном дворце.

Там же хранятся сейчас и личные вещи Михаила Таля. Вы знаете, что они были выброшены, как хлам, когда квартиру его заняли другие жители Риги. Несколько лет валялись, а потом югославский бизнесмен забрал их и предложил мне их выкупить. Я заплатил за все кубки, медали, тетради, записные книжки Таля и других шахматистов. Там более 2000 экспонатов, кажется, мы их все привезли в Элисту.

— С Каспаровым поддерживаете отношения сейчас?

— Он в 2014 году выдвигался в президенты ФИДЕ, проиграл мне выборы, и сейчас мы не общаемся. Хотя я считаю, что он много сделал для развития и популяризации шахмат.

— Каспаров активно занимается политикой…

— Я-то в большую политику не играю, а он да – создавал партии, в Вильнюсе и в Таллинне проводит совещания. Он смешал немного шахматы с политикой, но это его выбор, он человек активный, деятельный, по Америке много ездит, читает лекции, выступает, книги пишет. Этой деятельности я не хочу касаться, я пропагандист шахмат.

Я, построив шахматный дворец в Элисте и шахматную деревню, видел свою работу на посту президента ФИДЕ как миссионерскую: распространение шахмат во всех странах, во всех регионах земного шара. Очень много мы в Африке открыли новых шахматных федераций и турниров — в ЮАР, Зимбабве, Ботсване, Анголе, Алжире, ЦАР, Тунисе, и вот сейчас в Замбию я четырех гроссмейстеров посылаю. Мы раскачали ситуацию. Пару лет назад провели чемпионат мира по быстрым шахматам. И с президентом ЮАР начали осуществлять программу «шахматные деревни». Шахматы ведь – дешевый вид спорта, не нужно больших стадионов, плавательных бассейнов, ледовых дворцов. И сейчас во многих деревнях в Африке, в школах мы открываем такие шахматные классы.

— А Израиль что-то получает от ФИДЕ?

— У нас есть программа помощи развивающимся странам: мы покупаем доски, часы для стран Африки или Латинской Америки. А Израиль – страна развитая. Со всеми членами шахматной федерации израильской, у меня очень добрые отношения, начиная с 1995 года. Лет 5-6 лет назад я подписал соглашение и выделил деньги из своего личного фонда, 50% на 50% с министерством образования Израиля, на издание учебников и пособий по шахматам на иврите, подготовку тренеров и открытие классов шахматных в школах, в том числе в арабском секторе.

— Но кроме шахмат, есть ли у вас к Израилю и деловой интерес?

— Израиль меня привлекает своим религиозным сосредоточением. Я, когда приезжаю, окунаюсь в Иордан, в Храм гроба Господня приезжаю, пару лет назад стоял там во время Снисхождения благодатного огня. В Израиле хорошо медитировать, энергетика очень сильная, я в прошлом году, когда приезжал на 2 дня, медитировал. Бизнес-проектов нет. Зато есть у меня задумка открыть шахматный дворец в Иерусалиме. Как в других странах. Есть друзья, готовые инвестировать строительство такой шахматной Академии — с центром, гостиницей, школой для детей и клубом для ветеранов.

Еще мы очень сильно развиваем сейчас программу «шахматы для инвалидов» – для детей, больных ДЦП и аутизмом. У детей с ДЦП шахматы могут улучшать моторику, концентрацию повышают. Мы сейчас по всему миру мы такую программу проводим, и в Израиле тоже хотим.

Роман Позен, НЭП. Фото предоставлено пресс-службой президента ФИДЕ Кирсана Илюмжинова

Реклама

Политика

Реклама

Реклама


Send this to a friend