Детали

Революция «гибкой экономики»: кто защитит работника?

Председатель всеизраильского суда по трудовым конфликтам судья Варда Вирт-Ливне посвятила свое недавнее выступление на конференции израильской коллегии адвокатов проблематике новых моделей занятости – «платформенной экономике» и “экономике совместного потребления”. Вирт-Ливне предостерегла правовое сообщество об «иллюзии независимости и гибкости», которая служит прикрытием для улучшения позиции компаний по отношению к своим работникам. О судах по трудовым конфликтам она сказала: «Важно держать ситуацию под контролем, чтобы мы своими руками не породили социальные перекосы».

О чем идет речь?

Общепринятые названия одного из новых видов экономики – Gig economy, «гибкая экономика» или «платформенная экономика”, то есть экономика, не основанная на постоянной занятости. «На практике – это экономика, в которой львиная доля занятях на самом деле являются временными работниками или фрилансерами, которых нанимают для выполнения конкретной работы без постоянных правовых отношений», — пояснила Вирт-Ливне в своем выступлении на ежегодной конференции Коллегии адвокатов в Эйлате.

В Израиле также распространен термин «калькала шитуфит» — экономика совместного потребления, хотя это вовсе не потребительская кооперация. Скорее это коммерциализация вещей, которые ранее невозможно было продать: свободное место в машине или пустующая комната в доме. Из этого выросли целые отрасли, которые уже нельзя назвать «халтурой», они стали главным источником заработка для многих работников, которые вообще работниками не считаются. Они «предприниматели», «фрилансеры» или «независимые подрядчики».

Этот новый мир появился благодаря технологиям? Или просто из возможности усилить эксплуатацию работников?

Вирт-Ливне рассказала: «Согласно недавнему опросу, проведенному в США и Европе, по крайней мере, одна треть работников на рынке труда являются внештатными сотрудниками, занятыми на различных случайных работах. Предполагается, что к 2027 году фрилансеры будут составлять большую часть рынка труда в США. В любом случае, нет никаких сомнений в том, что “гибкая экономика” набирает обороты и, конечно, распространится на область трудовых отношений в Израиле».

Вирт-Ливне отметила, что возможность перейти на временную занятость работников предоставляют технологии, но не технологические инновации являются главной движущей силой процесса: «Эта модель, по сути, подрывает традиционную модель экономики с полной занятостью, при которой каждый человек, работая на полную ставку, стремится сделать карьеру, добиться материальной стабильности и накопить себе на пенсию. Сегодня кажется, что эта картина меняется на свою противоположность… Возможно, есть компании, которые работают по моделям экономики совместного потребления, потому что верят, что эти модели ведут к снижению затрат. Эта экономия происходит, в основном, за счет работников. Во многих случаях речь идет о том, чтобы переложить бизнес-затраты на плечи рядовых сотрудников. Роль суда по трудовым конфликтам — служить надежным барьером против такой практики».

Регуляторы и юристы затрудняются упорядочить гибкую экономику

В то время как традиционные трудовые отношения в мире формировались на протяжении многих десятилетий как многослойная защита социальных прав, базирующихся на отраслевых и локальных трудовых договорах, в соответствии со спецификой каждого конкретного профсоюза, владельцы платформ ничем себя не связывают. Они делают прорыв, отказываясь, в первую очередь, от основ трудовых отношений в обмен на платформы массовой временной занятости. Фрилансеры остаются без защиты, которую предусматривают трудовые отношения.

Другая проблема, представленная Вирт-Ливне, заключается в том, что во многих случаях работа платформ обычно не знает географических границ, в то время как трудовое законодательство варьируется от государства к государству. «Вызовы не ограничиваются тем, что очень трудно доказать существование отношений работника и работодателя между сторонами. Для этих целей есть классические критерии, и тест всегда можно провести. Существенная трудность состоит в глобальности платформ, ведь Интернет не знает границ. Например, израильский адвокат может проживать в другой стране, но предоставлять свои услуги юридической компании в Израиле. Таким образом, программист, живущий в Индии, может написать код для израильской компании. Какой закон применим к найму этих работников? На какую минимальную заработную плату они имеют право?»

«Возможно, ключ кроется в создании нового формата занятости, — продолжила Вирт-Ливне, — при котором работник имеет право не на все, а на некоторые виды защиты своих прав, предоставляемые ему как наемному работнику. Вполне возможно, что ключом является модернизация формата найма на работу, каким его видит в настоящее время израильское законодательство».

Противоречивые судебные решения и попытки организовать новый тип профсоюзов

Вирт-Ливне описала противоречия в регулятивных решениях по всему миру, при том, что все они имеют дело с одной и той же системой, которая пытается обойти различные местные законы в разных странах: «В Швейцарии трудовой суд Лозанны недавно признал бывшего водителя Uber работником этой компании, а не «независимым подрядчиком», как утверждал Uber. Этот водитель подал иск на компанию на том основании, что он был незаконно уволен. По его словам, клиенты оставили о нем негативные отзывы, и Uber просто удалил его из списков водителей в мобильном приложении. В Соединенных Штатах были вынесены различные и очень противоречивые судебные решения относительно статуса водителей Uber, в зависимости от штата, в котором были поданы иски. К этому добавилась недавно обнародованная позиция министерства труда США, согласно которой водители Uber должны рассматриваться как независимые подрядчики. То есть, у них нет с компанией отношений работника и работодателя… Недавно мы узнали о первой попытке водителей Uber, главным образом в Соединенных Штатах, устроить забастовку. Интересно, что поскольку у них профсоюза или официального представителя, в защиту интересов водителей Uber выступили целый ряд организаций, включая профсоюзы водителей такси».

Трудовые суды в Израиле должны подготовиться

Вирт-Ливне устанавливает четкую позицию относительно рисков для наемных работников, которые несет в себе «гибкая экономика»: «Я не считаю, что следует допускать свинскую эксплуатацию, при которой за «гибкость» и «независимость», которые действительно помогают планировать свое время наиболее комфортным образом, работники должны будут расплачиваться своей социальной защитой, положенной им по закону. Своими правами на труд и на отдых, на коллективное представительство и т.д.»

«Важно держать ситуацию под контролем, чтобы мы своими руками не породили социальные перекосы, поддавшись иллюзии независимости и гибкости, — подчеркнула Вирт-Ливне. — На практике работникам наносится ущерб, как в ближайшей, так и в долгосрочной перспективе с точки зрения их социальных прав». В то же время Вирт-Ливне ожидает, что суды по трудовым конфликтам будут способны модернизировать израильское трудовое законодательство, чтобы справиться с новыми вызовами: «Суды по трудовым конфликтам не оторваны от реальной жизни, они знают, что происходит на местах, и они никогда не боялись меняющейся реальности. Трудовое право не стоит на месте, и есть осознание того, что изменения последних лет требуют пересмотра многих законов, чтобы адаптировать их к новой реальности. Развитие трудового законодательства в Израиле всегда сопровождалось стремлением создать правила, соответствующие социальным реалиям в экономике и на рынке труда».

Эрез Равив, «Давар ха-овдим беЭрец-Исраэль»» Ц.З.



Реклама




Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

Send this to a friend