Мнения

Пособие по старости не повысится

Часть первая – о пособиях

Для тех, у кого нет времени и желания в очередной раз читать о пособиях по старости и проваленном законопроекте, сокращу все последующее повествование до нескольких строк: в Израиле смехотворно низкое пособие по старости, что особенно заметно на фоне отсутствия социального жилья. Пособие обязательно надо повышать, но совсем не так, как это предложил депутат Ицик Шмули («Сионистский лагерь») – его законопроект носит сугубо рекламный характер, и его не утвердят ни при каком правительстве.

Ничуть не удивляет тот факт, что многие израильтяне приняли близко к сердцу всю историю с голосованием по законопроекту о повышении пособий по старости до уровня минимальной заработной платы. Действительно, на фоне дороговизны жизни размер пособий по старости в 1 535 шекелей на одиночку и 2 307 шекелей на пару выглядит насмешкой. Если у пенсионера нет других доходов, государство выплачивает еще и пособие по обеспечению прожиточного минимума, в результате чего доход пенсионера-одиночки увеличивается до 3 200 шекелей (в зависимости от возраста), а пары – почти до 5 000 шекелей. Естественно, это мало даже по сравнению с минимальной зарплатой, а при условии, что пенсионеры вынуждены снимать квартиру, сумма и вовсе выглядит плачевно.

Так как в прошлом к вопросу пенсионного обеспечения не подходили достаточно серьезно, сегодня почти 200 000 человек из миллиона пенсионеров нуждаются в пособии по обеспечению прожиточного минимума. Известно, что пожилые репатрианты – самая бедная группа и практически все нуждаются в соцнадбавке.

Часть вторая — о законопроектах

Законопроекты, предлагаемые депутатами Кнессета, в подавляющем большинстве являются достаточно примитивными. Многие из них парламентские помощники пишут наспех по следам звонка от депутата, которому кто-то подкинул идею, либо рано утром сам депутат пытается оформить в слова светлый сон. Когда речь идет о законопроектах, предлагающих выделить деньги, депутаты обычно просят их для целой группы населения, так как на анализ и разработку моделей оплаты для части группы нет ни ресурсов, ни времени.

Чтобы подобный законопроект имел шансы на успех, желательно, чтобы группа была относительно небольшой, надбавка относительно невысокой, а причина – достаточно уважительной. В качестве примера можно назвать надбавку в 300 шекелей в месяц для «эвакуированных во время Катастрофы».

В министерстве финансов с гордостью утверждают, что с того момента, как Моше Кахлон занял пост министра финансов, на нужды пенсионеров было выделено 6,7 млрд. шекелей. «Где деньги?», – спросил бы Яир Лапид. Разошлись по группам. Соцнадбавка (пособие по обеспечению прожиточного минимума) для нуждающихся супругов-пенсионеров выросла за три года с 2 803 шекелей до 3 189 шекелей (на 14 процентов).

Помогать только самым бедным пенсионерам очень выгодно: во-первых, улучшается статистика – меньше пенсионеров за чертой бедности. Во-вторых, это намного дешевле: каждые 100 шекелей к соцнадбавке обходятся государству 235 млн., а если добавить их к пособию по старости, это уже 1,1 млрд. шекелей.

Итак, на повышение соцнадбавки ушел миллиард. Еще 1,4 млрд. – то самое требование НДИ, касающееся рабочего стажа. Еще, в среднем, по 300 шекелей на пенсионера, но, как в магазине – скидку нельзя получить дважды. Получаешь соцнадбавку — надбавка за стаж не положена.

Еще миллиард шекелей получили пережившие Катастрофу, включая евреев из Северной Африки. 1,8 млрд. были выделены в рамках реформы по санитарному уходу, 1,3 млрд. пошли на строительство жилья для пожилых людей. Так и набежало 6,7 млрд. шекелей. Деньги немалые, но они не идут ни в какое сравнение с 40 млрд. шекелей в год, необходимыми для финансирования законопроекта депутата Шмули.

Оставим в стороне тот факт, что Ицик Шмули – всего лишь один из депутатов оппозиции, и ему ни по рангу, ни по стажу работы в Кнессете не полагается начинать революцию. Подобные законопроекты никогда не добираются до финиша, но дело не в этом. Законопроект примитивен по своей сути, исходя из предположения, что всем пенсионерам в Израиле плохо. Что неверно по определению.

Даже, оставив в стороне более 18 000 счастливых обладателей бюджетных пенсий (до 2033 года их число будет только расти, несмотря на то, что с начала 2000-х новые работники госсектора уже не имеют права на бюджетную пенсию), по данным ЦСБ, 67 процентов пожилых людей в возрасте 65 и старше довольны своим экономическим положением, а доходы 72 процентов пожилых людей покрывают все расходы.

Говорит ли это о том, что нет необходимости повышать пособие по старости? Конечно нет, хотя, даже отменив принятое Нетаниягу в 2003 году решение привязать пособия к индексу потребительских цен, а не к средней зарплате, можно было улучшить ситуацию: только с 2012 года привязка к средней зарплате увеличила бы пособия на 12 процентов.

Повышать пособия надо, но государство никогда не сможет позволить себе просто резко повысить пособия всем пенсионером, тем более, на фоне быстрого старения населения. Оплачивать подобный шаг будет некому, ведь у государства нет своих денег, и, для того, чтобы кому-то дать, надо у кого-то забрать. Именно поэтому, необходима система, анализирующая доходы пенсионеров. Так же, как обрабатывается поступающая информация о доходах наемных работников и частных предпринимателей, что позволяет взимать налоги и выплачивать отрицательный подоходный налог, должна обрабатываться информация о доходах пенсионеров.

Итог

Пособие по старости является универсальным. То есть, все пенсионеры получают одинаковое пособие (с учетом стажа). Любая попытка отменить универсальность обречена на провал, но, и любая попытка резко повысить пособия всем пенсионерам может вызвать только взрыв эмоций. Депутат Шмули прекрасно знает, что делает – любой пенсионер сегодня скажет, что только Шмули отстаивает его права в Кнессете. Вот, только пользу из подобной инициативы извлекают исключительно сами депутаты, которые, таким образом, успешно зарабатывают очки для предстоящих праймериз.

Юрий Легков, НЭП. К.В. Фото: Оливье Фитуси


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

Send this to a friend