Детали

Почему не работает программа профподготовки ультраортодоксов в ЦАХАЛе?

Закон, регулирующий призыв ультраортодоксов в армию, расколол израильское общество. Дело не ограничивается исками в БАГАЦ и схватками в Кнессете. Этот закон стал одной из причин, по которым правительство не было сформировано, и страна вновь отправляется на выборы.

Это не только вопрос принципа – нужно ли призывать ультраортодоксов, и если да, в каких количествах, но и вопрос практический: какую пользу призыв ультраортодоксов может принести израильскому обществу в целом? Исследования, в ходе которых были опрошены служившие в ЦАХАЛе мужчины из общины ультраортодоксов, показывают, что то, чем они занимались в армии, не всегда привило им профессиональные навыки или помогло найти работу.

Молодой ультраортодокс, пожелавший не называть свое имя, хотел служить в боевых частях. Он был призван два года назад. Как и сотни его сверстников, до призыва в десантные части он принимал участие в армейской программе подготовки для подростков-ультраортодоксов организации «Шахар». Он один из 500 молодых людей, служивших в подразделениях десантников-ультраортодоксов и в бригаде «Гивати». В настоящее время в армию ежегодно призывается около 1600 ультраортодоксов.

Подобно солдатам частей НАХАЛ, где служат ультраортодоксы, религиозные солдаты боевых частей проходят двухлетнюю службу. На третий год их отправляют на подготовительные курсы. Солдаты могут выбрать один из вариантов обучения. Звучит это хорошо, однако солдаты считают этот период службы самым тяжелым.

«ЦАХАЛ использует их и выбрасывает», — говорит глава «Шахара» Ханох Рогозинский, принадлежащий к общине гурских хасидов. – В течение первых двух лет службы в армии горизонты солдата-ультраортодокса расширяются, он переживает процесс «израилизации», перед ним открываются новые двери, но на третий год, когда солдаты готовятся вернуться к гражданской жизни, они чувствуют, что армия их просто выкидывает. Профориентация — это серьезная сфера деятельности, и пока ЦАХАЛ контролирует ее, результаты не слишком хороши».

Рогозинский объясняет, что руководство процессом профподготовки оставляет желать лучшего. Так, не проводится тестирование, которое помогло бы выяснить, как молодые люди могли бы наилучшим образом использовать заложенный в них потенциал. «Скажем, направляют солдат на курсы штукатуров или электриков, вместо того, чтобы они готовились к поступлению в колледж, — говорит он. – К тому же есть только два учебных центра — в Иерусалиме и Холоне. Как быть солдату из Цфата, если ему нужно учиться в центре Израиля?».

Сотни родителей-ультраортодоксов обращаются к Рогозинскому с вопросом, зачем они отправляли своих сыновей в боевые части, если армия им ничего не дала. «По этой причине многие молодые ультраортодоксы не идут в армию, — говорит Рогозинский. — И вот так идут разговоры о расширении призыва ультраортодоксов, но то, что происходит на третий год службы – это упущенные возможности для всех, кто участвует в этой программе».

Рогозинский предлагает передать проект профподготовки и трудоустройства от ЦАХАЛа новому органу при министерстве труда и социального обеспечения.

Йехиэль Амояль, глава крупнейшего центра трудоустройства в ультраортодоксальном обществе «Кивун» («Направление»), хорошо знаком с этими демобилизовавшимися из ЦАХАЛа молодыми людьми. Теоретически, в течение третьего года службы они уже должны были получить профориентацию и начать учебу в колледже, но оказывается, что это не так.

«ЦАХАЛ не настроен на проведение учебной подготовки для ультраортодоксов, — говорит Амояль. — Солдаты попадают на программы подготовки к колледжу, в которых они не нуждаются, и это приводит к высокому уровню отсева».

«Не нужно придумывать новые решения, они есть и их нужно только применить», — говорит Амояль. Нужны творческий подход и гибкость мысли. По его словам, эту задачу следует возложить на центр профориентации, обслуживающий ультраортодоксальную общину.

Иследование, проведенное Асафом Мальки из израильского Института демократии, совпадает с заявлениями тех, кто неудовлетворен функционированием программы, и указывает на прочие недостатки проекта.

Ежегодно в ЦАХАЛ призывают около 3 100 ультраортодоксов из потенциального количества 10 тысяч. В 1999 году был создан боевой батальон «Нецах-Йехуда» для молодых ультраортодоксов в возрасте от 18 до 21 года, и с тех пор были созданы дополнительные варианты службы для ультраортодоксальных евреев, заинтересованных в призыве, включая роты в бригаде «Гивати» и десантной бригаде. Боевую службу выбирают 47 процентов солдат-ультраортодоксов, некоторые из них получают специальности, пользующиеся большим спросом, такие, как слесари, электрики, плотники и автомеханики.

Асаф Мальки выяснил, что только 47 процентов солдат-ультраортодоксов заканчивают курсы профподготовки, в то время как в целом 90 процентов солдат ЦАХАЛа успешно завершают курсы профподготовки по таким предметам, как бухгалтерия, графический дизайн и тому подобных.

На заданный Мальки солдатам-ультраортодоксам вопрос, что они считают наиболее важным результатом своей службы, около 41 процента ответили, что армия помогла их личному развитию, 25 процентов сказали, что приобрели новые навыки. И лишь 5 процентов сообщили, что армия помогла им найти работу.

Согласно исследованию, проведенному Мальки, 88 процентов демобилизованных солдат из ультраортодоксальной среды нашли за пределами своей общины работу с более высокой зарплатой, чем они получали ранее. Около трети респондентов заявили, что армейская служба помогла им найти работу, в первую очередь на должностях, связаных с обороной, остальные нашли не требующую профессиональной подготовки работу в качестве водителей, на фабриках, в торговле или в ресторанах.

«Когда нет профессионального образования, возможности трудоустройства в этих областях очень ограничены», — говорит Мальки. Это указывает на то, что армейская служба фактически не дает солдатам преимуществ при трудоустройстве.

Другой вариант армейской службы для ультраортодоксов – программа «Маген», ориентированная на будущее трудоустройство. Она включает в себя профессиональную подготовку в областях, связанных с технологиями, например, программирование. На эту программу принимают женатых йешиботников в возрасте от 22 до 27 лет. По состоянию на 2015 год в программе участвовало около 1600 ультраортодоксов, то есть порядка трети всех ультраортодоксов, призванных в том году. Из них 37 процентов служили в военной разведке, еще 24 процента — в ВВС.

Проведенный в 2016 году опрос среди 233 солдат из этого подразделения показал, что 87 процентов нашли после армии работу. Тем не менее, демобилизованные солдаты признали, что служба в армии не помогла им углубить знания в таких областя, как английский, математика и компьютеры. Несмотря на то, что программа заявлена как технологическая, только 30 процентов демобилизованных сообщили, что продолжили профессиональное обучение или поступили в ВУЗы.

«Призывники многого ждут от этих программ, но те, кто их разрабатывают, не выполняют взятые на себя обязательства, и в результате демобилизованные солдаты — выпускники программ испытывают разочарование армейской службой. Многие говорят, что на рынке труда ультраортодоксов не ждут, даже тех, кто служил в рамках престижных технологических программ», — говорит Мальки.

Он добавил, что должностные лица в армии и в правительстве знакомы с проблемой, но на структурном и административном уровнях ее решением никто не занимался.

Тали Херути-Совер, «ХаАрец», М.Р. Фото: Офер Вакнин



Реклама




Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

Send this to a friend