Мнения

Отчет о бедности: может быть только хуже

Публикация ежегодного отчета о бедности давно стала своеобразным ритуалом, во время которого каждая сторона исполняет свой обряд: правительство ищет положительные данные, оппозиция проверяет где стало хуже, СМИ выжимают заголовки. Море цифр, аналитики, пояснений, но если вдуматься, то ясно только одно — уже в течение длительного промежутка времени правительство пустило ситуацию на самотек, время от времени отыскивая пути улучшить статистику, чтобы громогласно заявить об успехах на этом фронте.

Министр финансов Моше Кахлон, претендующий на роль одного из наиболее социальных министров, открыл преимущества помощи бедным пенсионерам. Во-первых, не требуется много денег, чтобы подтянуть пару без детей до черты бедности. Для пары в 2015 году черта бедности проходила на уровне 5.053 шекелей, для одиночек — 3.158 шекелей (в 2016 году, по следам роста уровня жизни в Израиле на 3,8%, черта бедности поднялась с 3.158 шекелей до 3.260 шекелей на одиночку, для пары — с 5.053 шекелей до 5.216 шекелей). Во-вторых, нуждающихся пожилых людей (получающих пособие по обеспечению прожиточного минимума) всего около 200 тысяч. И, в-третьих, прекрасный пиар. Повышение пособий по обеспечению прожиточного минимума в конце 2015 года привело к тому, что среди пожилых людей уровень бедности снизился между 2015 и 2016 годами — со 171.500 до 166.900 (с 18,2% до 16,9%), что является наиболее низким показателем за последние 5 лет. Чем не достижение?

Но действительно ли стало на 4.000 меньше бедных пожилых людей? Неизвестно. Если пожилая пара получила надбавку в несколько сот шекелей, но продолжает отдавать половину своего дохода за аренду жилья, то трудно сказать, что их вытащили из бедности. Среди репатриантов из бывшего СССР почти половина проживает на съемном жилье и понятно, что в основном это пожилые люди. Из бедности их может вытащить только социальное жилье, которого нет и не будет, а несколько сот шекелей улучшают статистику для министра финансов, но не поднимают уровень жизни.

В отчете за 2016 год, как водится, можно отыскать некие положительные тенденции снижения уровня бедности, но они никак не коснулась тех, кто работает и, по идее, не должен находиться за чертой бедности. Уровень бедности среди семей, во главе которых стоит наемный работник или независимый предприниматель, продолжил расти в 2016 году — по данным Института национального страхования, уровень бедности среди семей с одним кормильцем вырос с 25,9% в 2015 году до 27% в 2016 году. Уровень бедности среди семей с двумя кормильцами снизился с 5,6% до 5,3%, но, вместе с этим, в 2011 году только 4,6% семей с двумя кормильцами находились за чертой бедности, а в 2010 году — всего 2% семей с двумя кормильцами считались бедными.

Другими словами, наличие работы не является гарантией от бедности, что достаточно тревожно для экономики, которая очень близка к уровню полной занятости. Согласно данным Института национального страхования за 2015 год, треть наемных работников в Израиле зарабатывали зарплату, не превышающую минимальную. Несложный подсчет показывает, что пара с ребенком, чтобы не считаться бедной, должна зарабатывать в месяц не менее 6.900 шекелей, пара с двумя детьми должна зарабатывать не менее 10.000 шекелей в месяц. Другими словами, если в семье двое детей и два кормильца, зарабатывающих минимальную заработную плату, то после повышения размера минимума в последние годы они балансируют на черте бедности. Рождение третьего ребенка неминуемо превращает семью в бедную. Семье с шестью детьми необходимо зарабатывать не менее 11 тысяч шекелей, наверное, именно поэтому почти 64% семей с пятью и более детьми находились в 2016 году за чертой бедности по сравнению с 17,5% семей с не более чем тремя детьми. Сложилась ситуация, при которой правительство всячески поощряет выход на работу, но рынок труда не готов платить много неквалифицированным кадрам, и круг замыкается: если работа не спасает от бедности, то зачем работать?

Не принесли успеха и попытки правительства подтолкнуть на рынок труда матерей одиночек. Очевидно, что одной работой без субсидированной или бесплатной системы просвещения и социального жилья нельзя поднять матерей одиночек над чертой бедности. Более того, их положение заметно ухудшилось — уровень бедности среди неполных семей вырос с 21,7% в 2015 году до 26,1% в 2016 году. Как заявляют в Битуах Леуми, матерям одиночкам чрезвычайно тяжело не скатиться в бедность ввиду разрыва в зарплатах между мужчинами и женщинами, неполной занятости (в основном не по желанию, а за неимением выбора), низких пособий и низкого отрицательного налога.

Можно было бы продолжать анализировать, искать, но это не имеет смысла, так как у правительства нет самого элементарного — реальной и разработанной программы по борьбе с бедностью. Есть стремление приблизиться к показателям стран OECD, но между тем рекомендации комиссий Трахтенберга и Алалуфа так и остались рекомендациями (Трахтенберг уже покинул Кнессет, а Алалуф, являющийся депутатом от партии Кахлона, глубоко разочарован и постоянно заявляет, что это его последняя каденция в Кнессете).

В стране 1.8 миллиона людей, находящихся за чертой бедности. Правительства умудрились не сделать ничего для снижения уровня бедности в хорошие для экономики годы, поэтому можно смело ожидать, что во время экономического кризиса количество бедных резко пойдет вверх.

Юрий Легков, НЭП


Реклама

Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

Send this to a friend