Мнения

О двух миллионах человек, до которых никому нет дела

Сразу вношу ясность: речь идет об израильтянах, арендующих жилье. Их два миллиона и у них нет жилищной проблемы.

По крайней мере о ней не кричат под каждой пальмой наши политики. Сегодня уже не ясно, кто именно определил жилищную проблему как сложность в покупке собственного жилья. Может быть это были лидеры социального протеста в 2011 году, может быть это был Яир Лапид, который утверждал, что война за жилье — это война за целое поколение. А может быть это были Нетаниягу и Штайниц с супертанкерами и молотками. Так или иначе, все они упорно говорили только про проблемы с покупкой жилья, хотя, опираясь на цифры, трудно сказать, что же им всем мешало. Согласно данным ЦСБ, в 2015 году свою крышу над головой имели 67,6% израильтян, что чуть меньше, чем в Евросоюзе — 70,1%. А в США, к примеру, живут в своем доме немногим более 60%. Так о какой войне мы говорим? О стремлении дать каждой израильской семье возможность купить собственную квартиру? Не знаю, как коренные израильтяне, но мы, выросшие в СССР, это все уже проходили.

Да, можно сказать, что за последние 20 лет стало почти на 10% меньше израильтян, имеющих собственную крышу над головой: с 75% в 1995 до 68% в 2015. И что, в этом есть что-то удивительное? Когда работа и вся жизнь находится в центре, а общественный транспорт и периферия почти не развиваются, то естественно, что в центре земли будет все меньше, цены все выше и все меньше людей смогут позволить себе купить квартиру. Это такой же неизбежный процесс, как и, скажем, старение население. Можно делать вид, что этого не происходит, но в конце концов больницах и домах престарелых не будет мест.

Вот уже третье правительство ведет войну непонятно с чем и непонятно, кого оно хочет победить. Если взглянуть со стороны на рынок покупного жилья, то там была идеальная ситуация: с одной стороны, стояла очередь покупателей, готовых заплатить. С другой стороны, подрядчики активно строили, что обеспечивало работой большое количество людей от строителей до продавцов в магазинах мебели. С третьей стороны, государство получало огромные налоги, которые могло бы при желании пустить на помощь самым слабым, улучшить просвещение и здравоохранение, поднять пособия. Цены росли? Ну и замечательно, если кривые спроса и предложения пересекаются, то рынок уравновешен и не надо вмешиваться. Хотите больше строить — стройте, увеличивайте предложение, на каком-то этапе рынок придет к новому равновесию и цены перестанут расти.

Между тем, на фоне вызывающего удивление желания министров финансов навести порядок там, где все и так хорошо, не меньшее удивление вызывает их упорное нежелание вмешиваться туда, где все очень плохо — я имею в виду рынок арендного жилья. Для тех, кто не следил: по данным министерства строительства, c 2008 года и по 2014 арендная плата выросла в среднем почти на 58%, в Тель-Авиве — на 72%. Другими словами, почти 2 миллиона израильтян платят ежемесячно на 60% больше и это не вызывает тревогу у стоящим за штурвалом?

В отличие от роста цен на жилье, у роста арендной платы есть плохой аспект — он увеличивает бедность и социальный разрыв. Никто не будет спорить, что арендуют жилье наиболее слабые слои населения, чей доход если и растет, то очень медленно. Есть причины тому, что Израиль «лидирует» среди развитых стран по уровню бедности и социальному разрыву: помощь государства слабым слоям населения оставляет желать лучшего, и рынок арендного жилья является тому прекрасным примером. Это джунгли, куда не ступала нога государства, где владельцы квартир и арендаторы сами устанавливают законы. Более того, весть рынок арендного жилья в стране существует только благодаря тем самым «инвесторам», которых клеймит уже второй министр финансов.

Вы наверняка скажите, что правительство не забыло про арендное жилье и еще Яир Лапид основал госкомпанию «Дира лахаскир» (Снять квартиру) и пообещал построить в течение 10 лет 150 тысяч единиц жилья, предназначенного под долгосрочный съем по фиксированным ценам. Проблема в том, что государству, только чтобы удовлетворить ежегодный рост спроса на жилье ввиду прироста населения, необходимо строить не менее 50 тысяч единиц жилья. С трудом рубеж 50 тысяч был достигнут в 2016 году, а о строительстве 65 тысяч пока можно только мечтать. Но даже если и мечтать, то право на это имеют только молодые семьи и одинокие молодые люди в возрасте до 35 лет. Старики в очереди министерства абсорбции, которые живут в бедности из-за непомерно высокой арендной платы, даже и мечтать не могут. И не только старики: подавляющее большинство израильтян, принадлежащих к слабым слоям населения, могут в лучшем случае рассчитывать на мизерную помощь от государства в аренде жилья, и не более того.

Что будет дальше на рынке арендного жилья? Скорее всего, ситуация будет только ухудшаться. Закон о справедливой аренде, работа над которым продолжается в Кнессете, напоминает скорее рекомендации, тем более, что государство все равно не контролирует рынок арендного жилья и даже не в состоянии добиться выплат налогов владельцами квартир. Контроль над ценами закон не предлагает и правильно делает: это частный рынок, любое вмешательство приведет к уклонениям и бардаку. Если государство желает контролировать цены — пусть сначала построит госжилье. Выход инвесторов с рынка означает, что вскоре образуется дефицит квартир, сдаваемых в аренду. Специалисты говорят, что ежегодно на рынке арендного жилья должно появляться не менее 20 тысяч единиц, и до сих пор инвесторы обеспечивали их появление. Откуда будут браться квартиры после их ухода с рынка — ясно может быть только правительству. Что касается арендной платы, то она, судя по всему, будет расти и дальше, как на фоне падения предложения, так и по следам роста стоимости ипотеки: эту стоимость, как и другие, владельцы квартир перекладывают на арендаторов.

P.S. Отсутствие государственного жилья, предназначенного под аренду, так же как и отсутствие социального жилья, является тикающей социальной бомбой. Те, кто купил жилье, скорее всего до пенсии уже выплатят ипотеку и поднимутся на недосягаемую высоту по уровню благосостояния по отношению к тем, кто выйдет на пенсию и продолжит жить на съемной квартире. Два миллиона человек не могут рассчитывать в старости на социальное жилье (которого нет и не будет) или на помощь государства. Они обречены на бедность.

Юрий Легков, НЭП


Реклама

Политика

Реклама

Реклама


Send this to a friend