Финансы

Наследие Хаузера: как Израиль очистили от «финансовых казино»

C торговлей бинарными опционами «на экспорт» было покончено месяц назад. В конце октября на пленарном заседании кнессета была утверждена во втором и третьем чтениях поправка к закону о ценных бумагах, запрещающая торговлю ими из Израиля — ранее было запрещено лишь продавать их израильтянам. Инициатором законопроекта стало Управление по ценным бумагам, а его принятие, несомненно — один из самых больших успехов уходящего в отставку профессора Шмуэля Хаузера. И также несомненно, что этот закон пополнил количество его врагов — ведь немало недобросовестных трейдеров он, тем самым, лишил источника постоянных доходов.

Неизвестно пока, какое именно из дел, расследуемых УЦБ стало причиной неожиданной отставки Хаузера — если вообще его ухода добились его враги. А о том, почему решили ликвидировать целую отрасль, НЭПу рассказала адвокат Майя Маринов-Шифер, руководитель международного отдела Управления по ценным бумагам.

— Давайте посмотрим, как все развивалось, — говорит она. — С мая 2015 года у нас появились новые полномочия для урегулирования деятельности торговых площадок. В октябре 2016 года механизм заработал в полную силу, и разрешение на работу получили шесть компаний. Но в процессе рассмотрения просьб на выдачу официальных разрешений к нам начали поступать разного рода жалобы и обращения, касающиеся одного специфического инструмента – бинарных опционов. Управление рассмотрело этот вопрос и проанализировало саму платформу.

В марте 2016 г. Управление приняло решение не давать разрешение на торговлю бинарными опционами в рамках электронной торговли. Мы увидели, что это больше походит на азартные игры, чем на инвестицию в рынок ценных бумаг. Это сложный инструмент, его трудно просчитать. Это не похоже на акции, которые торгуются на бирже — здесь нет торговли с большим количеством игроков, которые, как правило, дают какую-то индикацию реальной цены. Торговля ведется исключительно на площадке. Также с этим инструментом связаны большие риски – и клиенты теряли огромные средства при его использовании. Все это, как я уже сказала, больше похоже на казино. В итоге УЦБ приняло решение прекратить выдачу разрешений на торговлю бинарными опционами.

— Отлично, для чего же тогда нужно было принимать закон, если Управление уже все определило?

— Решение было направлено против площадок, которые обращались к клиентам в Израиле, или к смешанным площадкам. С трейдерами, которые работали с гражданами иностранных государств, ничего было сделать нельзя. И наша структура, и другие правоохранительные органы — такие, например, как полиция — получили огромное количество жалоб от иностранных клиентов, которые пострадали от торговли на таких площадках.

Важно отметить, что в Израиле живут люди, в том числе и новые репатрианты, говорящие на самых разных языках и диалектах – английском, русском, арабском, французском и других. Когда компании, работавшие с бинарными опционами, обращались к гражданам иностранных государств с предложением об инвестициях, они не только вводили их в заблуждение, создавая ощущение, что речь идет о реальном капиталовложении в рынок ценных бумаг (что совершенно не соответствовало действительности). Но, как правило, они обращались к потенциальным клиентам по телефону на их родном языке. Более того, часто казалось, что звонок поступает с телефонного номера, расположенного в том же государстве, в котором живет потенциальный клиент, хотя на самом деле звонили из израильского колл-центра.

— То есть речь шла о широкомасштабном мошенничестве, и вы решили действовать?

— В целом, с точки зрения защиты израильских клиентов, все было в порядке. Решение от марта 2016 года не давало возможности продавать клиентам в Израиле бинарные опционы. Однако у нас не было полномочий принять меры против тех, кто работал только с иностранцами. Хотя мы получали очень много жалоб, причем не только от частных лиц, но и от иностранных регулирующих структур. Мы входим во Всемирную федерацию бирж, и наши зарубежные коллеги просили нас что-то сделать для защиты их клиентов.

Надо понимать, что ситуация наносила серьезный ущерб репутации Израиля и способствовала росту антисемитизма во многих странах мира. В итоге мы, совместно с министерствами финансов и юстиции и при поддержке юридического советника правительства, решили продвигать законопроект, который и был в итоге принят кнессетом.

— Правда ли, что эта сфера оказалась подчинена влиянию криминального мира?

— Мы говорим о цифровых площадках с высокой степенью анонимности. Да, они превратились в удобный инструмент для отмывания капитала и финансирования террора.

Новый закон предоставляет широкие полномочия Управлению ценных бумаг, а также министерству финансов на случай, если нужно будет внести какие-то изменения. За нарушения грозят не только административные наказания, но и уголовная ответственность — до 2 лет, а если к этому прибавится обвинение в отмывании капитала, то до 10 лет тюремного заключения. Важно, что нарушение закона о ценных бумагах можно рассматривать также и как нарушение закона об отмывании капитала, так что нарушителей можно будет привлечь к ответственности, что называется, по двум направлениям.

— Кто будет контролировать соблюдение закона?

— Мы, Управление ценных бумаг. У нас есть отдел расследований, подразделение, собирающее информацию и контролирующее торговлю ценными бумагами. Закон вступит в силу через три месяца после того, как он появится в реестре законов Израиля.

— То есть в начале 2018 года. В ходе одного из заседаний, на котором рассматривался вопрос запрета торговли бинарными опционами, представитель одного из компаний-брокеров просил не закрывать отрасль, дающую работу тысячам израильтян, в том числе, сотням новых репатриантов и представителям национальных меньшинств. Но этот аспект в итоге не был принят во внимание?

— На заседание комиссии приходили бывшие сотрудники отрасли. Они рассказали, как работа в этой сфере приводит к моральной эрозии. Наивный человек сперва думает, что приходит утром на обычную нормативную работу. Но выясняет, что первым делом должен научиться врать и работать под фиктивным именем. Об этом рассказывали и на заседании комиссии кнессета по реформам, и на комиссии по государственному контролю.

Работодатели говорят им: «если у вас есть совесть, оставьте ее дома». Клиенты, вкладывающие сюда средства, ничего от этого не выиграют, и в итоге останутся ни с чем. В СМИ публикуют сведения о самоубийцах, потерявших все свои деньги. Это происходило и в Канаде, и в Италии, и в Сингапуре, где по этой же причине с жизнью рассталась мать трехлетнего ребенка. Ничего хорошего эта сфера не приносила.

Олег Линский, НЭП. Фото (иллюстрация) — пресс-служба полиции

Реклама

Политика

Реклама

Реклама


Send this to a friend