Государство

Может ли закрыться новая больница «Ассута»

Ашдодская больница «Ассута», открывшись почти год назад, уже накопила дефицит в размере 150 миллионов шекелей — что ставит под угрозу само ее существование.

Когда-то противники ее строительства говорили, что деньги лучше потратить на развитие соседних больниц — «Каплан» в Реховоте и «Барзилай» в Ашдоде. Сторонники говорили, что скорость, с которой пациента в критическом состоянии довозят до приемного покоя, является критическим фактором его выживания, и городу с четвертью миллиона жителей больница необходима. В итоге нашли компромисс: в Израиле была построена новая больница — впервые за 40 лет — но не за счет государства.

Люди, о которых все забыли

Доктор Дебора Вест, главврач приемного отделения, перешла сюда из «Ихилов», где заведовала хирургическим приемным покоем. А вот в новой больнице приемный покой не разделен на хирургический, ортопедический и внутренних болезней. Такое в Израиле есть еще только в медцентре «Йосефталь». По ее словам, в США и Австралии так совмещали разве что в 70-е и 80-е годы прошлого века.

— Мы обнаружили в Ашдоде заброшенную медицинскую периферию. Здесь были люди, за которыми вообще никто не ухаживал, — вспоминает председатель «Ассуты», профессор Шуки Шемер.

— Что значит «не ухаживали»?

— В первый месяц я пришел в приемный покой и взял анамнез (совокупность сведений от диагностических процедур — прим. «Детали») пациента, который страдал от болей в животе. Он год ждал колоноскопии! К нам он прибыл в анемичном состоянии. Если бы он был принят годом ранее — его шансы на выздоровления были бы куда выше. Такое невозможно принять. Это классический пример пренебрежительного отношения к людям.

«Каждый управляющий отделением вам здесь расскажет о паталогиях, которых мы не видели в других больницах», — подтверждает его слова и главврач больницы «Ассута — Ашдод», профессор Хаим Битерман.

— Мы в 35 минутах езды от тель-авивской больницы «Ихилов» обнаружили глубочайшую периферию, в смысле медобслуживания. Две главные характеристики которой — низкий уровень доступности услуг и плохое использование даже существующей инфраструктуры… — рассказывает профессор Битерман. — Я видел женщину, 60-ти лет, которая страдала от кровотечений — но ей сказали обращаться в «Каплан». Она поехала туда за свой счет, на автобусе, потратила целый день на разъезды — но ухода так и не получила. А когда она снова пришла, уже к нам, у нее диагностировали рак шейки матки. И подобных случаев пренебрежительного отношения мы тут видели много. Но это изменится, я надеюсь, уже через три-четыре года.

Кому не нравится больница

Гурские хасиды, которых в Ашдоде насчитывается около 15 тысяч, в эту больницу предпочитают не ходить. Хотя, вроде бы, никто подобного галахического посстановления не выпускал, потому трудно понять, чем вызван такой «бойкот» — но они настороженно к ней относятся. «Рав сказал подождать», — поясняют ортодоксы. — «Рав сказал идти в больницы, в которых уже накоплен большой опыт».

Другая проблема, из-за которой порой в больницу не идут и светские горожане — в дефиците, испытываемом больничными кассами. В итоге многие еще не подписали с ашдодской «Ассутой» соглашение, выбивая себе побольше скидок. А значит, пациентам придется платить за госпитализацию по полному тарифу. Потому кассы даже не скрывают, что сами пытаются отговорить своих клиентов от обращений сюда.

профессор Шуки Шемер. Фото: Эяль Туаг

— Касса «Маккаби», в чьем владении находится «Ассута», освободила своих клиентов от необходимости получать сюда направление. Но другие кассы делают все, чтобы люди к нам не обращались, — подтверждает профессор Битерман. А генеральный директор «Ассута Ашдод» Дуду Даган добавляет: когда мы заключим соглашения с кассами, то войдем в еще больший дефицит. Он намекает на то, что случилось в иерусалимской Хадассе, которая предоставила кассам большие скидки, стремясь конкурировать с другой столичной больницей «Шаарей Цедек». Потому в больнице ждут, что давление со стороны жителей ослабит аппетиты больничных касс. И надеются на вмешательство правительства, которое навело бы тут порядок.

Но видимо, правительство просчиталось: давая разрешение на открытие больницы, надеялись, что — соответственно — это уменьшит обращение в другие медцентры. А оказалось, что за медицинской помощью и порой за госпитализацией стали обращаться люди, которые вообще годами не получали ее.

От направлений больничных касс здесь не зависят отделение неотложной помоши, и родильное отделение — роженицы имеют право самостоятельно выбирать больницу по месту жительства. Население Ашдода увеличивается на 10 тысяч жителей в год. Тут могут принять 6000 родов в год, и были месяцы, когда в местном родильном отделении не хватало мест, и матерей приходилось перевозить в другие медцентры. Просто невероятно, что при таком положении дел ждали 40 лет, прежде чем построили в этом городе собственную больницу! И, опять таки: планировалось, что в первый год работы обращений будет около 2000 — а обратились 4700 женщин. Потому с начала 2018 года пришлось добавить и 3 койки в приемный покой для рожениц, и еще 10 кроваток в детское отделение.

Где взять врачей?

Это было одной из главных проблем, стоявших перед руководством. Как и чем «соблазнить» ветеранов из других медицинских центров покинуть «зону комфорта» и перейти сюда на работу?

Фото: Эяль Туаг

Одним из стимулов могла стать возможность частной практики, наряду с работой общественном секторе — также, как в иерусалимских Хадассе и «Шаарей Цедек». Но в 2016 году министерство финансов решило, что ашдодская «Ассута» будет полностью общественной. Как и многие другие больницы в Израиле. Отмену права на частную практику государство компенсировало дополнительной дотацией, в размере 370 млн. шекелей, и разрешение предоставить дополнительные медицинские услуги, которых не было в изначальном соглашении о создании больницы: лицензии на оборудование для облучения, аппарат MRI, отделение ЭКО (IVF) и коронарографии.

Однако в итоге медперсонал укоплектовать удалось. Например, акушерки — их тут около пятидесяти — перешли из больниц «Сорока», «Каплан», «Барзилай», «Шиба», «Ихилов», «Шаарей Цедек», «Бикур Холим», «Мааней Иешуа» и «Асаф а-Рофе».

Кто покроет дефицит

Сложное положение, в котором оказались государственные больницы, обсуждалось недавно в финансовой комиссии Кнессета. Там же генеральный директор медцентров «Ассута» профессор Ави Шамис впервые озвучил опасение, что ашдодская больница может закрыться, не выдержав финансовых нагрузок. По его словам, это может произойти еще до последнего квартала 2018 года, если государство не вмешается в ситуацию.

Сложно объяснить, насколько эта угроза сочетается с настроением местного персонала. «Конечно, мы следим, чтобы не было избыточного расходования средств, — рассказывает доктор Дебора Вест. — Например, если нам нужны комплекты для анализов крови, выбираем те, что подешевле». «Сегодня невозможно поддерживать существование больницы без дефицита, — поясняет генеральный директор «Ассута Ашдод» Дуду Даган.

— Но ведь был тендер, значит, «Ассута» участвовала в нем, заранее зная, что будет в дефиците?

— В тендере говорилось о небольшом медцентре с ограниченным набором услуг. А построили, в полном смысле этого слова, больницу. Так чего же они ожидали? Что пациента будут принимать три ортопеда, и каждого второго перенаправлять в другое место? Не будет такого! Мы не работаем по стандартам 70-х годов… Затраты на строительство больницы были ниже, чем обычно у государства. 11 тысяч шекелей на квадратный метр, вместо 13 тысяч в госбольницах, и при самом высоком качестве — даже регулятор не верил, что мы сможем это сделать!

Но минфин не спешит принять объяснения руководства ашдодской «Ассуты» о причинах дефицита и о том, почему им пришлось отойти от начального бизнес-плана. Хотя здесь знают, что в первый год новая больница «кровоточит деньгами», здесь считают, что инъекции должны быть сделаны не только за счет средств налогоплательщика, но и владельцами — «Ассутой» и «Маккаби». Сейчас она нуждается в ежегодной помощи в размере 150 млн. шекелей в год. И в увеличении вдвое числа коек. Потому что тех 300 мест, на которые изначально, не хватит — ни сейчас, ни в перспективе.

Рони Линдер-Ганц, TheMarker. Фото: Эяль Туаг

На фото: открытие больницы «Ассута Ашдод» в 2017 году


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

Send this to a friend