Детали

Минфин требует сокращения военной службы до двух лет

ЦАХАЛ категорически против сокращения сроков службы даже до двух лет и четырех месяцев. Пока же и армия, и Минфин ждут результатов выборов, которые повлияют на формирование оборонного бюджета. Министерство финансов: «Увеличить оборонный бюджет – значит замедлить экономический рост Израиля».

В ЦАХАЛе выражают беспокойство по поводу того, что выработка следующего многолетнего плана по развитию армии будет отложена. В то же время чиновники министерства финансов требуют, чтобы обязательная военная служба была сокращена. Минфин требует также упразднения или сокращения досрочных пенсий для кадровых офицеров после выхода в отставку. Минфин выступает также против увеличения особых бюджетных ассигнований на противодействие укреплению Ирана в Сирии.

Начальник генштаба Авив Кохави хотел сократить на год срок бюджетного соглашения, подписанного его предшественником Гади Айзенкотом в 2015 году, до конца 2020 года, чтобы скорректировать бюджет армии на следующие несколько лет в соответствии с новыми концепциями. Минфин и армия ждут результатов выборов, которые определят личность премьер-министра и министра финансов, но в последние месяцы чиновники Минфина встречались с высокопоставленными должностными лицами ЦАХАЛа и представили им свои требования, против которых Кохави уже выступал в прошлом.

«Следующий бюджет будет трудным, и он бросит вызов всем правительственным министерствам, а также ЦАХАЛу, — заявили чиновники Минфина, участвовавшие в этих обсуждениях. — Увеличивать оборонный бюджет – значит замедлять экономический рост Израиля, а положение в сфере безопасности этого не оправдывает». Чиновники, представившие военным позицию Минфина по оборонному бюджету, отметили, что доля военных расходов в общем бюджете страны в Израиле больше, чем во всех других странах ОЭСР, тогда как расходы на образование, здравоохранение и социальное обеспечение намного ниже, чем в других странах.

Министерство финансов дало понять армии, что, как и в прошлом, можно отказаться от многолетнего плана и вернуться к формату годовых бюджетов. При этом Минфин предупредил, что это создаст трудности в долгосрочном планировании, отметив, что многолетняя программа Айзенкота «Гидеон» сэкономила госбюджету 7,5 млрд. долларов, а бюджет на 2019 год уже утвержден и не может быть изменен. В армии опасаются, что из-за внеочередных выборов программа может быть утверждена только после принятия госбюджета на следующий год.

Еще одной проблемой является назначение нового министра обороны, который не принимал участия в разработке плана, что может также задержать реализацию. В любом случае, будущее оборонного бюджета сильно зависит от нового премьер-министра и министра финансов. Премьер-министр Биньямин Нетаниягу заявил перед выборами, что намерен увеличить оборонный бюджет на 40 млрд. шекелей в течение нескольких лет, чтобы модернизировать наступательный и кибернетический потенциал ЦАХАЛа. В то же время Нетаниягу ожидает, что армия примет план оздоровления, который позволит в течение четырех лет ежегодно сэкономить 1,5 млрд. шекелей .

Одним из основных требований, которые Минфин намеревается предъявить Кохави, является сокращение срока обязательной службы мужчин и женщин до двух лет. С 2015 года в рамках многолетней программы «Гидеон» служба для мужчин была сокращена до двух лет и восьми месяцев, а в следующем году военно-политический кабинет должен утвердить еще одно сокращение – до двух лет и четырех месяцев. Министерство финансов теперь просит завершить выполнение рекомендаций комиссии Бен-Басата, которая в прошлом году предложила сократить службу до двух лет, не ставя под угрозу боеспособность и готовность армии.

ЦАХАЛ категорически против сокращения сроков службы даже до двух лет и четырех месяцев. Представитель министерства финансов недавно заявил, что число новобранцев, как ожидается, вырастет, по меньшей мере, на 17 тысяч человек в ближайшие несколько лет, и «даже сейчас армия не знает, как она обеспечит им возможность осмысленной службы».

«ЦАХАЛ выступает против сокращения службы из-за боязни нарушить модель народной армии, — отметил он. — Но это устаревшие представления, и они не подходят для современных молодых людей, которые не готовы тратить три года жизни на бессмысленную службу».

Другой вопрос, по которому в настоящее время нет согласия между Минфином и армией, это финансирование «кампании между войнами» — действий в Сирии и на других фронтах, направленных на то, чтобы помешать Ирану построить военную инфраструктуру в Сирии и передать «Хизбалле» оружие, которое изменит стратегическое соотношение сил. В армии объясняют, что для выполнения этих задач без скатывания в крупномасштабную войну необходимо суперсовременное вооружение в огромных количествах, дополнительные летные часы и расширение системы ПВО. Стоимость этих оперативных действий с 2015 года оценивается в 1 млрд. шекелей, и, по мнению армии, это экономическое бремя, с которым армия сама не справится.

ЦАХАЛ утверждает, что «межвоенная кампания» по сути является пролонгированным военным конфликтом, расходы на который не были учтены в плане Айзенкота. Поэтому армия требует, чтобы Минфин компенсировал все расходы на эту деятельность, как это делается после войн или военных операций. Министерство финансов, с другой стороны, рассматривает «межвоенную кампанию», как обычную оперативную деятельность по обеспечению безопасности, аналогичную той, которая проводится в секторе Газа или в Иудее и Самарии. Минфин считает, что армия должна уделять приоритетное внимание своим задачам в рамках существующего бюджета, добавляя, что ЦАХАЛ получает бюджет для подготовки к войне. Минфин отмечает, что расходы на «межвоенную кампанию» существенно отличаются от расходов на войну или военную кампанию. Например, стоимость второй ливанской войны составила около 11 млрд. долларов.

Другой спор касается финансирования строительства барьера вдоль границы с сектором Газа. Армия утверждает, что в последние годы министерство финансов не перечислило для этой цели обещанный миллиард шекелей, который был уже израсходован из оборонного бюджета.

Еще одно требование Минфина касается досрочных пенсий военнослужащим, которые выплачиваются из бюджета Министерства обороны с момента их выхода в отставку и до наступления пенсионного возраста. В качестве заместителя начальника генштаба Кохави уже участвовал в переговорах с министерством финансов по этому вопросу и даже принимал меры против любых ограничений. Высокопоставленные представители ЦАХАЛа подтвердили, что этот вопрос недавно изучался.

ЦАХАЛ обеспокоен требованиями министерства финансов и заявляет, что это затруднит набор качественного личного состава, как отмечает информированный источник в сфере безопасности. По его словам, символом ухудшения ситуации стал тот факт, что ЦАХАЛ опустился в рейтинге 100 лучших компаний Израиля, где стоит работать, который публикует TheMarker.

Показательно, что в этом рейтинге ЦАХАЛ оказался ниже полиции. «Сегодня служба в армии противоречит представлениям современной молодежи, — говорит тот же источник. — Командир роты, который проводит 30 дней в Газе в постоянном напряжении, не видит жену и детей, спит на нарах, расчитывает на вознаграждение, соизмеримое с возможностями частного рынка — это совершенно естественно, за труд и усилия человек хочет соответствующую плату. Он не понимает, зачем ему оставаться в армии, жить в таком напряжении, с угрозой жизни, и в конце месяца получать 10 тысяч шекелей».

Армии все сложнее убедить молодых людей остаться на сверхсрочную службу. По словам источника в министерстве обороны, «работа на благо обороны страны теряет свой статус, обесценивается, красивых слов уже недостаточно для того, чтобы мотивировать хороших ребят остаться на службе». «Тот факт, что сегодня в ЦАХАЛе остались качественные и преданные своему делу специалисты, является настоящим чудом, но нельзя строить работу только на чудесах».

Министерство финансов осознает трудности, связанные с сохранением молодых кадров высокого качества в регулярной армии. По словам источников, участвующих в обсуждениях, основной спор делается на том, как заинтересовать их остаться в армии. Согласно Минфину, армия создала систему стимулов, которая начинает работать только по достижении офицером 42 лет, то есть, эти стимулы не имеют отношения к молодым специалистам. Вместо этого они предлагают финансовые гранты для тех, кто подписывает договор о постоянной службе на первый и второй срок. «Сегодня молодые люди ищут профессиональную работу и хороший заработок, которые должны компенсировать им тяжелый труд и многочисленные неудобства. Конечно, работа в армии - самая интересная, на частном рынке такую не найти. Дело за малым: обеспечить оплату, адекватную труду и квалификации этих ребят», — отметил источник.

Янив Кубович, «ХаАрец» Ц.З. К.В. Фотоиллюстрация: Илан Асаяг



Реклама


Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

RSS Партнеры

Send this to a friend