Государство

«Кукольный домик»: министры сами решат, кому давать посты

Через 5 месяцев в отставку уйдет глава Комиссариата государственной службы («Нецивут ширут а-медина») Моше Даян. Тезка знаменитого полководца держит последний рубеж обороны, не позволяя премьер-министру и министру юстиции увеличить число политических назначений на государственные должности. Он может выиграть бой, но сама война почти наверняка будет проиграна: Даяна 5 лет назад на эту должность назначил Нетаниягу, и он же в мае 2017 года  определит ему преемника. Легко догадаться, что предварительно с новичка возьмут обещание выполнить то, чего хочет глава правительства: отдать комиссию по поиску кандидатов («ваадат итур») на высокие посты под контроль министров правительства.

Для этого менее 3 недель назад Нетаниягу сформировал новую министерскую комиссию по назначениям на госслужбу. В которой, под руководством Аелет Шакед и Яира Левина, заседают также Галант, Дери и Штайниц. Скорость, с которой эта комиссия выработала свои первые рекомендации, можно считать для Израиля рекордной. Министры предложили передать все полномочия по назначению директоров… самим себе! Просто до гениальности: теперь комиссия обратится к министрам, и попросит их составить список тех должностей, на которые они заинтересованы назначать людей самолично, без конкурсов. Но и по тем должностям, где функцию поиска сотрудников по прежнему будет выполнять специальная и давно существующая комиссия с участием представителей общественности — «ваадат итур» — ее обяжут представлять на рассмотрение министру по три кандидата на должность, а не единственного победителя конкурсного отбора, как сейчас. Так что окончательный выбор все равно останется за ним.

Практика, при которой государственные должности достаются людям не по профессиональным навыкам, а по «близости» и «нужности», узаконена в Израиле давно. Например, министр иностранных дел может набрать несколько послов, буквально, с улицы, и без какого-либо опыта дипломатической службы за спиной: за старые заслуги, или в расчете на будущие. Также известны случаи, когда в штат министерств принимались сотрудники, на деле потом занимавшиеся партийной работой.

Но все же практика политических назначений официально не так распространена, как хочет нынешняя власть. Ведь «у Дональда Трампа есть 4000 назначенцев. И нам тоже, чтобы править, надо иметь несколько сотен назначений», — сказал премьер-министр на одном из заседаний правительства. Эти его слова приводит газета «Калькалист», предоставляя возможность ответить на них Даяну, который напоминает: мы же не Америка, у нас другая система власти! «Отличны и полномочия министров, и скорость, с которой они сменяют друг друга. Если им удастся претворить задуманное в жизнь, то и высокопоставленные сотрудники начнут сменяться быстро, в зависимости от перестановок в правительстве. Мы должны сохранить профессиональный принцип приема на государственную службу», — настаивает Даян.

Комиссариату государственной службы подконтрольны до 60 тысяч чиновников, которые заняли свои места по итогам конкурсных отборов. Чистота тендеров тоже часто вызывает нарекания, но это — другая тема. А в целом Комиссариат является той структурой, которая отделяет политический эшелон от чиновничьего. Если (а точнее, когда) Нетаниягу претворит свою идею в жизнь, в ряде случаев никаких конкурсов вообще не понадобится: министры просто будут расставлять нужных им людей по нужным кабинетам, как фигурки по комнатам кукольных домиков. Нечто подобное и сейчас происходит, но все же политики скованы хоть какими-то формальными процедурами. Скоро сдерживающий фактор ослабнет еще более, или даже вовсе сойдет на нет.

О значимости этого решения может говорить хотя бы краткий перечень должностей, которые требуют конкурсного отбора в комиссии по поиску: глава Налогового Управления, глава Антимонопольного управления, генеральные директора правительственных компаний, а в некоторых случаях — и неправительственных структур, имеющих большое общественное значение (например, больничной кассы «Меухэдет»).

Правительство давно пытается расширить свои полномочия. Еще в 1999 году было разделено, какие должности считаются «доверительными» и не требуют проведения тендера, какие проходят через комиссию по поиску сотрудников («ваадат итур»), и какие — через комиссию по назначениям. Тогда же Яаков Неэман, министр юстиции, вопреки позиции юрсоветника Мени Мазуза, настаивал, что комиссия по поиску должна предоставлять министру право выбора из трех победителей. Этим, видимо, и объясняется высокая скорость выработки рекомендаций: они ведь лишь повторение того, что уже предлагалось ранее.

Нетаниягу и генеральный директор министерства главы правительства (в состав которого и входят все министерские комиссии, включая новую) Эли Грунер за последнее время уже дважды пытались усилить свое влияние на комиссию назначений. Даян смог пока отбиться, он привлек на свою сторону юрсоветника правительства. «Пока я здесь — таких перемен не произойдет. Надо избегать политизации назначений, это приведет к утрате общественного доверия», — говорит Даян. Однако в мае 2017 года он уйдет с поста руководителя Комиссариата государственной службы — и противостоять новому витку «централизации власти» будет уже, скорее всего, некому.

Эмиль Шлеймович, НЭП. Фотография Бориса Беленкина


Реклама

Политика

Реклама

Реклама


Send this to a friend