Детали

Израиль между Пекином и Вашингтоном

5-27 апреля 2019 года в Пекине под руководством председателя КНР Си Цзиньпина прошел второй саммит лидеров и представителей со всего мира, посвященный программе «Один пояс — один путь». Встреча проходила на фоне резкого обострения торговой войны Китая и США, так что на ее основе можно сделать ряд заключений о роли данной инициативы в ходе этого глобального конфликта.

В первом саммите, который состоялся в мае 2017 года, приняли участие 29 глав государств. В нынешнем — уже 36 лидеров, а также более 5000 человек, представлявших многие страны и ведущие международные организации. Среди участников были Антонио Гутерриш, генсек ООН, и Кристина Лагард, председатель Международного валютного фонда.

Также поучительно отметить тех, кто решил не участвовать. Отсутствие лидеров из Индии, Южной Кореи и Японии, которые географически близки к Китаю, может свидетельствовать об их тревогах. Например, у Индии вызывает серьезную озабоченность укрепление союза Пекина с Пакистаном, врагом Индии номер один. Япония опасается утраты статуса экономической сверхдержавы, а Южная Корея — региональной.

На обоих саммитах не было высокопоставленных представителей Израиля, но это неудивительно. С момента основания КНР китайцы неизменно предпочитали арабскую сторону — израильской в ближневосточном конфликте. Можно предположить, что китайцы хотят сделать инициативу — по крайней мере, публично — привлекательной для восприятия арабами, Турцией и Ираном, которые являются важными союзниками Пекина. Улучшение отношений между Израилем и странами Персидского залива за последние два года не изменило подход Пекина к этому вопросу. Турция и Иран стали еще враждебнее по отношению к Израилю и вряд ли хотят его участия в этой инициативе.

США в свою очередь также не послали официального представителя на саммит, возглавляемый Китаем, ибо глобальная геоэкономическая войн между ними в самом разгаре. В своем докладе пекинский лидер затронул основные проблемы, лежащие в основе торговой борьбы между США и Китаем.

Он объявил, что реформирует китайскую экономику, решит проблему субсидий, которые наносят ущерб конкуренции между странами, будет способствовать защите интеллектуальной собственности некитайских компаний, работающих в Китае, и расширит возможности для некитайских инвесторов работать на местном уровне.

Остальные замечания в докладе были направлены на успокоение стран-участниц проекта. Одной из классических проблем в подобного рода проектах является так называемая «долговая ловушка». Она возникает, когда богатая страна (в данном случае Китай) предлагает более бедным государственные долгосрочные кредиты или финансирование на очень выгодных условиях для развития инфраструктуры. Страна-заемщик соблазняется предложением, хотя во многих случаях знает, что не сможет вовремя рассчитаться с долгами. Тогда она может оказаться в заложниках у кредитора на очень долгий срок. Например, в Шри-Ланке после того, как правительство не смогло погасить займы, взятые на строительство морского порта в городе Хамбантота, портовая зона была передана Китаю на 99 лет.

Такая обеспокоенность, среди других причин, уже побудила по меньшей мере семь стран отказаться от этой инициативы. Чтобы успокоить участников, Си заявил в своем выступлении, что проекты инициативы будут иметь «финансовую устойчивость», то есть каждый проект будет проходить аудит на проверку того, смогут ли страны-партнеры выполнить свои обязательства.

Основной доклад китайского лидера продемонстрировал трудности, с которыми Пекин может столкнуться при реализации своей инициативы, и дал представление о том, как он планирует их преодолеть. Фактически он послужил преддверием официального объявления о «народной торговой войне» США, которую Пекин объявил через неделю после саммита. Противостояние сторон пока ещё не достигло того накала, который обозначился в конфликте между Америкой и Ираном, однако также имеет реальный военный потенциал.

Интересно, что США ведёт геоэкономическую войну путем разрыва прежних или предстоящих глобальных соглашений, таких как Евроатлантическое партнёрство, а Китай, напротив, стремится объединить как можно больше стран в свой новый «Шелковый путь».

Непонятная для широкого обывателя война торговых санкций и таможенных тарифов легко может перенести в горячую, причем с участием других мировых держав. Это ярко показано в «китайской трилогии» известного американского писателя Тома Клэнси, посвященной противостоянию США — Китаю, Ирану и Японии. И если война с Японией пока неактуальна, две другие уже на пороге.

Израиль активно стремится на необъятный китайский рынок, и не так давно Биньямин Нетаниягу совершил визит в Пекин, где было заключено немало соглашений. Однако в настоящее время Израиль не случайно находится за пределами китайской инициативы. И хотя его бизнесмены рвутся в объятия Пекина, израильские лидеры должны всегда помнить, какая сверхдержава стоит за Иерусалимом, а какая последовательно поддерживает его злейших врагов.

Владимир Поляк, «Детали». По материалам центра стратегических
исследований Бегина — Садата.
На снимке: заместитель председателя КНР Ван Цишань с премьером Израиля Нетаниягу. Фото: Амос Бен Гершом, GPO



Реклама




Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

Send this to a friend