Рынки

Hi-tech вместо «гефилте фиш»: религиозные женщины идут работать

На прошлой неделе 50 женщин из ультра-ортодоксальной общины совершили паломничество… к центрам хай-тека, расположенным в Тель-Авива и Иерусалима. Самым молодым из них — 20 лет от роду. Женщины встретились с представителями Microsoft, Google, Intel, Cisco и других компаний.

Хана и Мирьям, обе — типичные представительницы ультра-ортодоксальной молодежи. Они изучали компьютерные науки в религиозном колледже, а сейчас работают на Рут Маргалит – «харедит» и генерального директора фирмы, выпускающих программное обеспечение. Мирьям, в отличие от подружек, не носит ни платка, ни парика. Это означает, что она еще не замужем.

— Моим родителям нравится, что я работаю, — говорит Мирьям в беседе с журналистом «Times of Israel». – А до сватовства дело дойдет через год-другой.

Каждый год курсы инженеров и программистов, предназначенные для ультра-ортодоксов, выпускают на рынок труда около 600 женщин, которые будут работать в компания хай-тека. В базе данных KamaTech, сегодня записаны около 6 тысяч квалифицированных специалистов, выходцев из ультра-ортодоксальной общины. Не менее половины из них – женщины. Кстати, в 2013 году, когда KamaTech только создавался, его информационной базой пользовались лишь 5 религиозных предпринимателей. А сегодня 500 постоянных клиентов ищут здесь для себя сотрудников, и 200 из этих клиентов — женщины.

Это свидетельствует о смене жизненного уклада. Ранее семья «харедим» строилась по такому принципу: муж занимается в коллеле и приносит домой стипендию, достаточную для скромной жизни. Жена ведет хозяйство, и немного подрабатывает, если есть время.

«Статус-кво» между государством и ортодоксами предполагает, что ученики йешив не будут призваны в армию, поскольку они «целый день заняты изучением Торы». Соответственно, времени и на работу у него оставиться не должно. Община обеспечивает мужчин круглосуточной занятостью… в области того же изучения Торы. Если юноша (а зачем мужчина) не приписан к какой-то йешиве или коллелю (йешиве для взрослых), то он автоматически считается подлежащим военному призыву. А человек, отслуживший в армии, уже считается в ультраортодоксальной общине «порченым». То есть не может претендовать ни на хороший брак, ни на приличный социальный статус. Вот и получается, что мужчинам из ультра-ортодоксальной семьи «запрещено» работать, пока ему не исполнится 41 год.

Раньше бюджет семьи ортодоксов строился таким образом: до 4000 шекелей стипендии от коллеля, еще примерно 2000 можно было заработать «по-черному», порядка 2000 шекелей давало пособие на несколько детей, и еще 2000-4000 приносила домой жена, если устраивалась на простую работу. В оптимальном случае, на семью из 10-12 человек выходило 12 000 шекелей.

Такой уровень жизни никак нельзя считать достойным. Средняя зарплата в Израиле составляет 9 891 шекелей в месяц. При этом средняя зарплата у женщин – 8 173 шекеля, а средняя зарплата ультра-религиозной женщины – 5284 шекеля. Лишь немногие из них руководят школами или разного рода фондами, что обеспечило бы их высоким доходом. Основная масса трудится за минимум, или работает на частичную ставку.

При нынешней стоимости жизни в Израиле ультраортодоксальная семья больше не может существовать, имея в качества базового дохода стипендию мужа. Как вывод – женщина должна получать какую-то квалификацию, чтобы добиться более высокой зарплаты. Тем более, что религиозных женщин освободили от службы в армии без каких бы то ни было предварительных условий.

И процесс пошел. Компании KamaTech удалось уже найти для 400 женщин работу в транснациональных компаниях, таких как Amdocs, Microsoft и других. Зарплата некоторых из них доходит до 14 000 шекелей. В перспективе женщины из религиозной общины и сами смогут становиться предпринимателями, создавать новые рабочие места.

А что же мужчины? Им придется по-прежнему сидеть в коллелях – по крайней мере, до тех пор, пока государство не изменит «статус-кво», и либо окончательно не освободит ультра-ортодоксов от службы в армии без всяких дополнительных условий, либо не станет призывать на службу всех подряд, годных по состоянию здоровья.

В любом случае, вернуться к прежней экономической схеме ультраортодоксальной семьи, влачащей жалкое существование на стипендию мужа, уже не получится. Эта стипендия перестала покрывать даже минимальные прожиточные потребности — а значит, кому-то в семье все же придется работать.

Александр Рыбалка, НЭП. Фотография Бориса Беленкина (в целях иллюстрации)


Реклама

Политика

Реклама

Реклама


Send this to a friend