Детали

Хакеры в ЦАХАЛе: военное училище для гениев

В военном училище «Ашалим» занимаются студенты, отобранные для кибернетических подразделений. Они станут хакерами высокого класса, умеющими взламывать компьютерные системы, копировать информацию и при необходимости даже атаковать удаленные серверы. Курс обучения длится в среднем 20 недель, каждый командир отвечает за пять учеников и не ставит оценок. Здесь есть 18-летние солдаты, которые уже получили академические степени.

Мы едем по жилому району на окраине Беэр-Шевы, поворачивая направо и налево в соответствии с указаниями навигатора. Минуем частные дома, небольшой торговый центр и заезжаем на парковку. Со стороны это выглядит как маленькая школа – газон, несколько караванов и баскетбольная площадка. Это действительно учебное заведение, но не для детей. Это кибернетическое училище разведывательных войск ЦАХАЛа.

Здесь проходят подготовку те, кто будет заниматься в ЦАХАЛе «кибернетической войной». Это невидимые воины, которые совершают кибератаки за пределами виртуальных линий фронта противника. Они будут взламывать компьютерные системы врага, копировать информацию, а иногда даже удаленно перехватывать и разрушать компьютерные сети. Командует училищем подполковник Н.

«У нас обучаются от 500 до 600 слушателей в год в два семестра, — говорит Н. — Мы занимаемся всеми кибернетическими предметами, основной курс подготовки длится около 20 недель».

Н. предпочла не уточнять, что такое «кибератака», но готова говорить о «разработке систем, которые позволят ЦАХАЛу свободно действовать в кибер-пространстве». Или о том, что ни для кого не секрет, что наша армия обладает наступательным кибер-потенциалом.

Маленький экскурс в прошлое. В июне 2015 сообщалось, что тогдашний начальник генштаба Гади Айзенкот рассматривает вопрос о создании кибернетического рода войск в армии или некоего органа, который объединит все кибер-возможности ЦАХАЛа. Чтобы изучить проблему, Айзенкот создал кибер-штаб, который после долгих обсуждений пришел к выводу, что этот шаг не был оптимальным и его трудно реализовать, потому что он «разрывает» существующие подразделения.

Вместо этого было решено разделить работу следующим образом: кибер-защитой станет заниматься департамент ИКТ (информационно-коммуникационных технологий), и эти военнослужащие будут носить бирюзовые береты. А кибератаки останутся в компетенции военной разведки. То есть, эти бойцы будут носить обычные зеленые береты.

Солдаты ИКТ получают образование и проходят подготовку в профессиональном компьютерном училище. А разведчики — в училище «Ашалим», которое относится к армейским курсам, а также в школе разведки «Глилот». Кстати, здесь отбирают ребят не только для военной разведки. Есть специальные курсы разведчиков, выпускники которых будут служить в «Моссаде» и ШАБАКе.

«Они знают очень много, но это должно быть упорядочено»

«Первый этап — ориентация, которая длится от двух до пяти недель, — рассказывает Н., описывая типичный курс «Ашалим». – Ребята приходят сюда с предварительными знаниями, но нам нужно их упорядочить. Иногда их навыки противоречат нашим методам, и мы не можем с этим согласиться, так что мы должны точно понимать, с кем имеем дело».

«Второй этап курса обычно занимает еще 10 недель и предназначен для углубления знаний. Студенты изучают языки программирования, такие как Python, C, C ++ и т.д. Третий этап — последние 10 недель курса, это уже узкая специализация и распределение на разные должности. Наша цель на этом курсе — понять все сильные и слабые стороны каждого из учеников, часть из них станут программистами очень высокого уровня, исследователями и разработчиками High Level, другие – White Box, ну, а третьи – Black Box», — говорит она.

Самый длинный курс в «Ашалим» продолжительностью более 25 недель — «Исследователи». Эта специализация называется на армейском жаргоне «хокрей-хульшот», то есть их задача находить слабые места противника. Начинающий специалист занимается взломами оперативных систем, более продвинутые — High Level — имеют дело с программным обеспечением или приложениями. White Box («белый ящик») должны уметь захватывать системы противника, предварительно узнав их конфигурацию. А Black Box («черный ящик») – взламывают системы без предварительной информации о ее защите и конфигурации.

Не всем удается поступить в «Ашалим». Туда направляют после особого отбора. Это ребята с определенными талантами и способностями, блестяще разбирающиеся в компьютерах.

Есть еще «Магшимим» — это своего рода молодежное движение по изучению компьютеров и кибернетики. У них есть специальный фонд РАШИ, поддерживаемый министерством обороны. Движение делает упор на молодых людей с периферии, «чтобы не только школьники из богатых семей и благополучных городов центра попадали на киберпрограммы», — объясняет Н. Многие кадеты «Ашалим» приходят от «Магшимим».

Без конкуренции и оценок, каждый учится в своем темпе

Училище организовано таким образом, что с одной стороны находятся общежитие, столовая, офисы и другие помещения, а с другой — классные комнаты. Между ними есть широкая дорожка, которая называется «река». По соображениям безопасности нельзя пересекать «реку» в сторону классных помещений с включенным мобильным телефоном.

Рядом с классной комнатой находится служебное помещение. Отсюда ведется мониторинг успеваемости. Специалисты следят за личным прогрессом каждого курсанта и вносят данные в таблицу Excel, которая постоянно обновляется. «Центральный принцип обучения состоит в отсутствии конкуренции между ребятами. Ученики не должны сравнивать себя друг с другом, — говорит Н. – Каждый оценивает только свои личные достижения, сравнивая со своим прежним уровнем».

«Это правильно и логично, — объясняет Н. — Подумайте сами. Здесь есть ребята, которые получили академическую степень в возрасте 18 лет. Некоторые уже работали в сфере высоких технологий. Был один, который создал свою компанию и продал ее за большие деньги. В 18 лет! Здесь есть компьютерные фрики, которые не поднимали головы от клавиатуры с 12 лет. Каждый из них по-своему гениален и уникален. Если вы дадите им соревноваться друг с другом, для многих это будет лишний стресс. Это контрпродуктивно. Когда ученик получает задание, например, сделать упражнение Python № 7, он не знает, чем занимается его сосед и какое тому дали задание. Мы также даем им работать в парах и тройках, чтобы приучать их к совместной работе. В конце концов, кибер-подразделение — это не солисты, они должны уметь объединять усилия для выполнения поставленной задачи. Но мы делаем это так, чтобы они не чувствовали конкуренцию».

Второй педагогический принцип в «Эшелим» заключается в том, что там не ставят отметок. «Нет баллов, есть только общая оценка, — объясняет Н. – Если они решили задачу неправильно, я не ставлю им «неуд», а просто возвращаю работу и прошу сделать ее снова. Я не указываю им на ошибки, они должны сами найти, в чем ошиблись, и потом — исправить».

Третий педагогический принцип — самостоятельное обучение и личный темп. У ученика есть индивидуальный учебный план, и это делается не только для устранения фактора конкуренции, но и потому, что у каждого кадета после окончания курса будут разные задачи. «У них будет разная специализация, разные профессии, у нас не существует единого фиксированного формата обучения, потому что мы тренируемся для практики и реальных действий, чтобы они приступили к работе как можно скорее», — отмечает Н.

Четвертый принцип в «Ашалим» — это занятия в малых группах. «Наш принятый стандарт — один командир (преподаватель) на — максимум — пять кадетов, потому что мы стремимся создать почти индивидуальную программу обучения для каждого. Невозможно к каждому студенту прикрепить отдельного преподавателя, но мы формируем малые группы индивидуально, исходя из способностей и слабых сторон каждого ученика», — закончила Н.

Амитай Зив, TheMarker Ц.З. К.В. Фотоиллюстрация: Томер Аппельбаум



Реклама




Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

Send this to a friend