Детали

«Дело НДИ»: подсудимая Киршенбаум, встаньте!

Фаина Киршенбаум: «Утром – деньги, вечером – стулья» – это не тайный код, а литература».

18 марта, в окружном суде Тель-Авива бывший генеральный директор партии «Наш дом Израиль», бывший депутат Кнессета и бывший заместитель министра внутренних дел Фаина Киршенбаум начала давать первые показания в ходе судебного процесса по делу 242, где она проходит главной обвиняемой.

Киршенбаум предъявлено обвинение в злоупотреблении служебным положением, отмывании капитала, взяточничестве, а также налоговых нарушениях.

Перед тем, как судьи заслушали обвиняемую, ее адвокат Гиора Адерет выразил протест против употребления в деле названия партии «Наш дом Израиль». По его словам, во время расследования дела Ольмерта его не отождествляли с партией «Кадима», и это не рассматривалось, как дело «Кадимы». То же самое касается подозрений, выдвинутых против депутата Давида Битана, которого также не соотносят с партией «Ликуд».

Как считает адвокат, правоохранительные органы сделали все возможное, чтобы раздуть скандал вокруг Киршенбаум, представив его чуть ли не самым крупным коррупционным скандалом в стране. По мнению Адерета, были использованы все средства, чтобы предъявить обвинение его подзащитной, включая мобилизацию государственных свидетелей, чьи дела закрывали в обмен на компромат против Фаины Киршенбаум.

Адвокат также утверждал, что налицо – «казус белли», когда формальным поводом для обвинения во взяточничестве служат даже поиск работы для олимпийского медалиста или поиск источника финансирования медалей для ветеранов. Он добавил, что в ходе слушания потребует предоставить суду порядок приоритетов, связанный с распределением коалиционных средств, как доказательство расплывчатости существующих подходов, даже после того, как были внесены соответствующие поправки, рекомендованные юридическим советником правительства.

Затем слово предоставили Фаине Киршенбаум, которая начала подробный рассказ о своей жизни с того момента, когда она репатриировалась в 1973 году, движимая любовью к Израилю и страстью к сионизму, включая ее активное участие в поселенческом движении.

Киршенбаум рассказала также об обстоятельствах, при которых она познакомилась с Авигдором Либерманом в 2001 году. Через год лидер НДИ пригласил ее работать в предвыборном штабе, а в середине 2003 года она уже стала генеральным директором этой партии, вплоть до 2009 года, после чего, став депутатом НДИ, продолжала работать гендиректором, но без зарплаты.

«Я работала с Либерманом в самом тесном контакте. Управление партией строилось в строгом соответствии с законом, и у нас никогда не было никаких финансовых нарушений, – сказала Киршенбаум. – Либерман доверял мне и предоставил полную свободу действий. Если в предвыборном списке НДИ я занимала седьмое место и стала депутатом Кнессета, это о многом говорит».

Известно, что некоторые из обвинений против Киршенбаум связаны также с приобретением позитивных статей в СМИ, в том числе в Ynet, в обмен на средства из коалиционных денег. На вопрос своего защитника, так ли это на самом деле, Киршенбаум ответила: «Я не нуждалась в СМИ. Как на иврите, так и на русском. Я могла давать интервью столько, сколько хотела, и, если бы здесь находились журналисты, они подтвердили бы, что все так и было».

Киршенбаум особо акцентировала свое внимание на ее сотрудничестве с начальником отдела пропаганды НДИ Давидом Годовским, который уже осужден по данному делу на семь лет лишения свободы.

Бывший гендиректор рассказала о «рабочей связке» с Годовским, начиная с момента прихода в партию, охарактеризовав последнего, как в высшей степени интеллигентного, умного и образованного человека, к тому же прекрасно владеющего русским языком.

«Более того, он помог мне в значительной степени улучшить и мой русский. Кроме того, он знал практически всех в партийной сфере, и был уверен, что заслуживает большего, чем быть начальником отдела пропаганды».

Как утверждает Киршенбаум, в 2009 и в 2010 годах она временно отстранила Годовского от занимаемой им должности, но затем, после консультации с Либерманом, он вновь вернулся к своим обязанностям.

Как сообщила суду Фаина Киршенбаум, в 2014 году она вновь не поладила с Годовским из-за его вмешательства в работу отдела пропаганды, и после вынесенного ему выговора он хотел уйти в отставку, но после переговоров с Либерманом решил остаться.

Как утверждает Киршенбаум, Годовский, который учил ее хорошему русскому языку, чтобы закрепить знания, дал ей почитать книгу «Двенадцать стульев», из которой ей врезалась в память знаменитая фраза, давно ставшая крылатой: «Утром – деньги, вечером – стулья». По ее словам, эта фраза стала их внутрипартийным девизом.

«Как-то я сказала об одном человеке, который рвался в муниципальную политику, что если он проявит себя в день выборов, мы рассмотрим его участие в «муниципалке». И добавила при этом: «Вечером – деньги, утром – стулья»… А следователи, прослушивавшие наши разговоры, решили, что это какой-то тайный код, к которому мы прибегаем намеренно. Но это – не код, а литература».

В то же время Киршенбаум сказала, что со временем Годовский все больше брал власть в партии в свои руки. На вопрос судьи, почему она не заменила его другим человеком, Киршенбаум ответила, что, во-первых, она была слишком занята исполнением возложенных на нее обязанностей, а во-вторых, у партии не хватало достаточных бюджетов.

Киршенбаум рассказала также о деловых отношениях с ее помощницей Викторией Рабин, которая обвинялась в помехах ходу следствия. Отозвавшись о ней в высшей степени позитивно, Киршенбаум добавила: «Виктория – исполнительный человек, и она выполняла мои поручения по поводу распределения коалиционных средств.

Давида и Вику объединяли особые, дружеские отношения, они были очень близки, и я не сомневаюсь, что он ее очень любил».

В своих показаниях Киршенбаум коснулась и другой своей деятельности – связи с Рами Коэном, бывшим гендиректором министерства сельского хозяйства, с которым она познакомилась в 2002 году, и позже у них образовался совместный бизнес, во многом связанный с Азербайджаном.

Рами Коэн и Фаина Киршенбаум считаются главными обвиняемыми в деле 242, по которому в общей сложности проходит 108 человек; девятнадцати из них были предъявлены обвинительные заключения. До настоящего времени двенадцать дел завершились вынесением соответствующих приговоров (в подавляющем большинстве это стало результатом досудебной сделки).

Гур Мегидо, TheMarker, М.К. К.В.

Фото: Офер Вакнин.



Реклама




Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

Send this to a friend