Детали

Власти безразличны к забастовке медиков

Третий день продолжается забастовка представителей пара-медицинских специальностей. В интервью «Деталям» Вероника Адам, физиотерапевт больничной кассы «Клалит» в Бат-Яме, рассказала, что работу приостановили физиотерапевты, диетологи, специалисты по арт-терапии и трудо-терапии, логопеды, консультанты по вопросам генетики, диетологи и представители других профессий.

Представители Гистадрута объяснили: дефицит 5 000 ставок для парамедиков приводит к нарушениям условий занятости, и число таких случаев растет, а качество обслуживания пациентов, соответственно, снижается. В забастовке приняли участие сотрудники 14-и больниц, принадлежащих больничной кассе «Клалит», а также клиник больничной кассы «Меухедет», больниц «Хадаса» и «Шаарей цедек» в Иерусалиме, и психиатрических лечебниц.

— Чтобы приобрести эти специальности, люди проходят сложную профессиональную подготовку. Но условия работы в общественном секторе ухудшились настолько, что помогать пациентам стало тяжелой задачей, — рассказала «Деталям» Вероника Адам. — Я говорю сейчас о представителях всех специальностей. Из-за дефицита ставок, возникшего, в том числе, из-за разногласий между Минздравом и Минфином, очереди постоянно растут.

Я, например, занимаюсь амбулаторным лечением. Люди, которые мучаются от болей в спине, в ногах, ждут в очереди по три месяца и более. Я также специализируюсь на проблемах контроля моче-половой системы — здесь очереди могут растягиваться от полугода до года. У женщин после родов может возникнуть недержание мочи или кала, это серьезная проблема, которая создает не только физические проблемы, но социальные. А к специалисту, следящему за развитием ребенка, очереди порой ждут больше года.

Мы много учимся и повышаем профессиональный уровень, часто — за собственный счет. Именно чтобы сохранить возможность оказывать нашим пациентам необходимую помощь, мы и проводим забастовку.

— Как оплачивается ваша работа?

— Есть большая разница между оплатой труда в больницах и в других медучреждениях. В больницах платят мало, и работники там не задерживаются. Насколько я знаю, диетологам, например, приходится постоянно искать подработки.

Наша базовая зарплата просто смешна. Я работаю по специальности 16 лет. Начинала с 19 шекелей в час, а сейчас, после стольких лет стажа, получаю 40 шекелей в час. Но с них еще отчисляются пенсионные выплаты.

Я могу получить дополнительный заработок – мы ведем группы или наносим визиты на дом. Это лучше оплачивается, но никаких социальных отчислений с этих сумм нет. Хотя у тех, кто занимается физиотерапией, условия, наверное, лучше, чем у диетологов и трудо-терапевтов. Зарплата представителей остальных парамедицинских специальностей, входящих в этот профсоюз, остается очень низкой.

— Зато нагрузка высокая и очереди длинные. Так было всегда или в последнее время стало хуже?

— Работа была интенсивной всегда. Но сейчас, чтобы свести концы с концами, приходится работать в сумасшедшем режиме. Иногда не остается времени, чтобы сходить в туалет.

Я думаю, это объясняется старением населения, потому что все большему количеству людей нужны наши услуги. Возрастают и требования, проводятся клинические исследования, и от нас требуется заполнять множество бланков, собирая статистические данные. Количество рабочих часов — все то же, а требований больше.

В таких условиях нельзя выполнять работу на должном уровне. Мы часто больше занимаемся бюрократией, и меньше времени остается на больного, на его проблемы. Мы, конечно, стараемся, чтобы это не шло в ущерб пациенту.

— Сегодня третий день забастовки. Что дальше?

— Перспективы плачевные. Многие говорят, что у нас недостаточно сил, чтобы воздействовать на людей, принимающих решения. У нас, казалось бы, не те профессии, обладатели которых спасают жизни — но те, кто работают в больницах, помогают выжить в критических ситуациях. А работникам реабилитационных центров каждый день дорог после перенесенных травм, аварий и ранений — без их вмешательства невозможно вернуть человека к прежней жизни.

Конечно, болит душа за пациентов, которые не получают сейчас должной помощи. Никто из нас не хочет вынужденного отпуска. Каждый оставил десятки пациентов, которым нужно продолжать лечение, и еще десятки, если не сотни, ждут в очередях. Срочность вмешательства влияет на оптимальное восстановление пациента. А у детей это может повлиять на их дальнейшее развитие, на возможности учебы и социализации… Я не знаю, что нужно сделать, чтобы кто-то из сильных мира сего к нам прислушался! Но пока что третий день забастовки ни к чему не привел.

Олег Линский, «Детали»


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

Send this to a friend