Государство

Видимость работы: так депутаты голосуют против собственных законопроектов

Что заставляет членов Кнессета тратить время и силы в подготовку законопроектов, но затем проваливать их, когда они оказываются на обсуждении в Кнессете? Как вы наверняка догадываетесь – вовсе не излишняя забота о благосостоянии народа. Расследование журналиста Томера Авиталя приоткрывает завесу над этой тайной.

Законопроект о банковской реформе, которой ждет Израиль вот уже 40 лет, наделал много шума в Кнессете в начале этого года. Министры Моше Кахлон и Эли Коэн получали поздравления и комплименты. Но в результате они «включили задний ход», и этот проект оказался в числе тех многочисленных законов, которые или не прошли через Кнессет, или были приняты, но так никогда и не были реализованы.

Независимый журналист Томер Авиталь был приглашен на мое шоу «Ми-кан у ми-кан» («Отовсюду»), где рассказал о результатах своего расследования. Судя по которому, деятельность Кнессета – это всего лишь представление для публики.

Вот один из фактов. Ежегодно в Кнессет на рассмотрение выдвигаются около 4000 законопроектов. Однако в результате в законы превращаются лишь 200 из них!

Возьмем, к примеру, закон о «длинных выходных», который активно обсуждался еще в 2011-2012 годах. Он стал причиной множества ярких газетных заголовков, и вызвал симпатии к министрам, которые решили на этом законе, что называется, «поймать тремп». Вначале это был Сильван Шалом, а уже затем – Эли Коэн. Однако, когда закон в конце концов поступил на рассмотрение Кнессета, количество «длинных выходных» сначала уменьшилось в нем до 6-ти, затем – до 4-х, и в конце концов законопроект оставили «на рассмотрении».

Схожая судьба постигла предложение о финансировании северной периферии Израиля. Вначале туда предлагалось инвестировать миллиарды, план был передан в правительство, собрал громкие заголовки, и сейчас он благополучно… лежит «в долгом ящике».

Бесчисленное множество нормативно-правовых актов правительства приняты, но не реализованы. Но вот самое интересное: случается так, что депутаты Кнессета вынуждены голосовать против закона, который сами же и выдвигают! И все из-за коалиционных обязательств. Примерно 60 раз в год бывает так, что депутат, подготовивший законопроект, вынужден голосовать против него, потому что так решила коалиция.

Например, член Кнессета Рои Фолькман («Кулану») предложил давать отгул работнику, который призывается на сборы резервистов на длительное время. Однако, когда дело дошло до голосования в Кнессете, коалиция решила, что на это нет средств в бюджете, и Фолькману пришлось голосовать против своего же законопроекта!

Кроме того, в Кнессете функционируют несчетное количество комиссий и советов при министерствах, которые получают финансирование, но эффективность их эфемерна. Томер приводит пример: половина из 34 комиссий, существующих в этой каденции Кнессета, вообще не собиралась ни разу. Громко объявив о создании очередной комиссии, министры и депутаты перерезают ленточку, и после этого… наступает тишина.

Конкретный пример – министерские комитеты по гендерному равенству и по вопросам рабочей силы в высокотехнологической промышленности. Они не провели ни одного заседания.

Зато депутаты не забывают повышать себе зарплату. Это единственное, что происходит в Израиле с точностью швейцарских часов. Ближайшее повышение состоится в следующие два месяца. Удачи вам, ребята.

Эран Хильдсхайм, «Реальная экономика»

Реклама

Политика

Реклама

Реклама


Send this to a friend