Мнения

Шум есть, и он пока что вместо реформы

Самое грустное в том, что вся шумиха вокруг «битуах сиуди» (страхование на случай потери самостоятельности) начинает до боли напоминать шумиху вокруг пособий инвалидам. Множество инициатив, разговоры о миллиардных бюджетах, депутаты от коалиции и оппозиции на пресс-конференции плечом к плечу, министры с идеями, вмешательство главы Гистадрута, гигантские плакаты вдоль дорог… Инвалиды ждут решения де-факто до сих пор и перспективы у них не самые радужные.

Проблема страхования на случай потери самостоятельности уже давно заслуживает внимания на фоне старения населения, с одной стороны, и роста продолжительности жизни, с другой. Женщины в Израиле живут более 84 лет, мужчины около 80, и уже сегодня сегмент 65 лет и старше составляет 10,5% от населения, а темпы его роста в два раза превышают темпы роста населения страны. Согласно оценкам, каждый третий пожилой человек в возрасте 75+ на определенном этапе потеряет самостоятельность и будет нуждаться в уходе. На сегодняшний день более 200 тысяч пожилых израильтян нуждаются в уходе и в Минздраве предполагают, что к 2039 таких людей станет вдвое больше.

Нельзя сказать, что израильтяне игнорируют ситуацию. Сфера страхования на случай потери самостоятельности является наиболее быстрорастущей в последнее десятилетие, с 2003 по 2015 годы выплаты премий в полисах по потере самостоятельности выросли на 530% до 3,4 миллиарда шекелей. Почти 5,6 миллиона израильтян имеют соответствующую страховку, из них 4 миллиона застрахованы в больничных кассах, около миллиона посредством коллективных страховок на рабочих местах и еще около 600 тысяч в страховых компаниях частным образом. Фактически, 60% населения Израиля застрахованы на случай потери самостоятельности, поэтому основная проблема состоит не в количестве застрахованных, а в качестве страхования. Про проблемы коллективного страхования на рабочих местах, о которых, к слову, известно уже долгие годы, сказано немало, но этот вид страхования в скором времени исчезнет. Страхование в больничных кассах, которые приобрели порядка 4 миллионов человек, предлагает в случае потери самостоятельности до 5.500 шекелей в месяц в теч
ение 5 лет. К тому же больничные кассы не продают это вид страховок всем желающим, а только на основе медицинских проверок (андеррайтинг или «хитум»), что оставляет незастрахованными немалую группу пожилых людей, которых кассы не принимают из-за состояния здоровья, и которые не могут приобрести страховку в страховой компании ввиду ее высокой стоимости. Подводя промежуточный итог, можно сказать, что введение государственного страхования потери самостоятельности не улучшит значительным образом положение почти пяти миллионов человек, потому что никто на данном этапе не знает, какую именно глубину услуг сможет предложить государство, но решит, хотя бы частично, живущих на пособия пожилых людей.

Почему именно сейчас возникла волна, хотя проблема существует уже давно, тоже пояснять не надо. Яков Лицман, к слову, внес реформу в страховании на случай потери самостоятельности в коалиционные соглашения, но с тех пор ситуация не изменилась значительным образом. Толчком, вызвавшим цунами, стали коллективные страховки, которые продавались в основном на крупных предприятиях, где работники уже давно объединены в профсоюзы, поэтому Гистадрут не смог пройти мимо ситуации, когда почти миллион его подопечных могут потерять то, что у них было. Тот факт, что под эгидой профсоюзов работникам всучили неполноценный товар, никого не смущает.

На данном этапе существует множество инициатив, которые можно разделить на три группы. Одна группа требует введение государственного страхования, субсидировать которое — хотя бы частично — можно за счет повышения налога на здравоохранение на 0,5%-0,75%. Проблема в том, что никто не знает сколько точно будет стоить государственное страхование, поэтому упоминаются суммы от 1,5 до 5 миллиардов в год. Вторая группа, в нее входит премьер-министр, предлагает еще подумать, отложив отмену коллективных страховок на год и, соответственно, отложив решение. И, наконец, третья группа во главе с министром финансов, предлагает решение, которое позволит не повышать налоги с одной стороны, и не страховать всех подряд, с другой. Министр финансов Кахлон в принципе против любого повышения налогов, а без повышения налогов ввести подобную страховку можно только взяв деньги из бюджетов министерств, что не логично. Повышение же страховки на здравоохранение пройдет мимо всех неработающих секторов, так как налог платится с доходов. Раздавать подарки неработающим секторам министерство финансов не хочет. Поэтому Кахлон предложил достойное решение для тех, кто потеряет коллективную страховку, абсолютно справедливо полагая, что после этого Гистадрут и министр благосостояния Хаим Кац покинут сцену и ситуация успокоится.

Введение государственного страхования потери самостоятельности — это не снижение налога на покупку смартфонов и даже не решение проблемы инвалидов. Такие вопросы не решаются кампаниями в СМИ и минутными решениями. Лицман прав, тянуть нельзя и требуется полноценная реформа, но ее разработка и реализация требует поддержки правительства и смены приоритетов. Ни того, ни другого на данном этапе нет. Гистадрут борется за своих, а политики ведут борьбу за право носить титул «инициатора реформы».

Юрий Легков, НЭП

 

Реклама

Политика

Реклама

Реклама


Send this to a friend