Государство

Репатриантам помогут… тем, у кого есть полтора миллиона долларов

Финансовая комиссия Кнессета, возглавляемая депутатом Моше Гафни («Яадут а-Тора»), подняла потолок «персональных пенсионных касс» до 5,2 миллионов шекелей. Это, собственно, даже не сбережения на пенсию, а сложные финансовые портфели, которыми управляют с помощью профессиональных брокеров. Министр абсорбции Софа Ландвер требовала поднять планку еще выше — до 7 миллионов. Она мотивировала это тем, что в Израиль приезжает все больше репатриантов из «крепких (в финансовом отношении) стран».

О чем речь? Обычные граждане Израиля вкладывают деньги в обычные пенсионные фонды, которые платят 25% налогов. А «персональные пенсионные кассы», то есть личные инвестиционные программы, платят только 15%. Вот за эту экономию для богатых репатриантов, примерно полмиллиона за год, и ломались копья.

Получается, что налоговые скидки получат не беднейшие слои, не пенсионеры, откладывающие на старость по шекелю, а наоборот, самые богатые. Оформление вкладов в пенсионные фонды индивидуального управления актуально только для очень богатых вкладчиков. А их немного, и потому сегодня (по данным на конец 2016 года) объем таких фондов не очень велик, он составляет всего 4 миллиарда шекелей.

В принципе, пенсионный фонд индивидуального управления может открыть любой гражданин Израиля, внося туда не менее 4450 шекелей в месяц — или сразу всю сумму пенсионных накоплений, объемом в один миллион шекелей. При этом, естественно, он сэкономит на налогах, которые снизятся на 10%. Но ему управлять таким фондом придется самому, или нанимать специального брокера, хотя бы для того, чтобы сбережения не съела инфляция. Ограничение здесь одно – управляющий индивидуальным пенсионным фондом должен иметь израильское гражданство.

Первоначально планировалось, что потолок вложений в пенсионные фонды индивидуального управления будет составлять 3,8 миллиона шекелей (чтобы стало понятно, откуда взялась подобная сумма – это миллион долларов, примерно, по текущему курсу). Но Гафни, испугавшись, что такой низкий барьер отпугнет потенциальных инвесторов, предложил повысить потолок до полутора миллионов долларов. Однако сам Гафни говорит, что порог подняли по просьбе министра абсорбции Софы Ландвер, которая ссылалась на ограниченных в правах репатриантов из России: дескать, они привозят с собой значительный объем материальных ценностей, и тут им приходится платить высокие налоги.

Министерство абсорбции, заботясь о благе новых репатриантов, не уточнило, сколько из них привозят в страну от 1 до 2 миллионов долларов. Но, видимо, их немало. По данным издания The Times of Israel, в одном лишь 2015 году в Израиль переехали порядка 4000 состоятельных лиц. Под «состоятельными» мы здесь подразумеваем только тех, у кого есть не менее миллиона долларов активов за пределами основного местожительства.

Чтобы сделать репатриацию для них более привлекательной, еще в 2008 году министерство абсорбции, которым тогда руководил министр от «Кадимы», Эли Афлало, продвинуло принятие поправки №168 к налоговому законодательству. Идею поддержали Управление по налогам и сборам, а также организация «Нефеш бе-Нефеш», занимающаяся репатриацией из англоязычных стран

Это произошло в сентябре, однако закон начал действовать ретроактивно – с 1 января 2007 года. Напомним, 2008-й — это год, когда мир трещал по швам от мирового финансового кризиса, и более того, в том же году Соединенные Штаты предприняли беспрецедентную атаку на швейцарские банки, требуя их отказаться от соблюдения банковской тайны. Официальное обоснование: поправка стимулирует репатриацию в Израиль. Она давала освобождение от налогообложения зарубежных доходов новым репатриантам, а также гражданам Израиля, вернувшимся из-за рубежа («тошав хозер»), сроком на 10 лет.

Ходили разные слухи о том, кто лоббировал принятие этой поправки. Поминали, например, Бориса Красного, владельца компании «Лобинг полиси». А новый закон даже иногда называли «законом Мильчена» — якобы, именно этот американский миллиардер был заинтересован в ее продвижении.

В 2008 году представители министерства абсорбции утверждали, что введение поправки приведет к 30%-му увеличению репатриации и к 50%-му росту возвращающихся в Израиль граждан. Имела ли поправка такой эффект – неизвестно никому. В 2007 году Израиль покинули 21 100 человек, и вернулось 9300, то есть убыль населения из-за эмиграции составила 11 800 человек. В 2014-м году убыль населения вследствие эмиграции составила 6800 человек. Но трудно сказать, связан ли этот тренд именно со 168-й поправкой. Но вот по темпам иммиграции миллионеров Израиль занял 4-е место в мире, уступая лишь Австралии, США и Канады, по данным все той же TheTimes of Israel.

В том, что Министерство абсорбции печется не только о бедных репатриантах, но и о богатых, в конце концов, ничего плохого нет. Состоятельные люди инвестируют в израильские предприятия, нанимают юристов и бухгалтеров, и, в конечном итоге, платят налоги израильскому правительству.

Они покупают дома и пентхаузы (каждый второй в Тель-Авиве), а количество пустующих квартир, купленных богатыми израильскими гражданами, постоянно проживающими за границей, оценивается примерно в 10 тысяч единиц. Но, по мнению экспертов, обвинения в том, что «из-за них цены выросли», несостоятельны: элитное жилье является отдельным сегментом рынка недвижимости.

Так что ничего плохого нет, наверное, в том, что Софа Ландвер вскоре после возвращения из поездки по Сибири озаботилась нуждами богатых репатриантов, а Моше Гафни ее поддержал. Будем надеяться, что это не приведет к еще большему расслоению общества, а те репатрианты, которые в фонды не откладывают, потому что с трудом «закрывают месяц», тоже не будут забыты нашими законодателями.

Александр Рыбалка, НЭП. Использованы фотографии пресс-службы НДИ и сайта Кнессета

Реклама

Политика

Реклама

Реклама


Send this to a friend