Мнения

О программе Кахлона: нельзя помочь сразу всем

Сразу отмечу, что нынешняя реформа министра финансов полностью проходит мимо меня. Нет, я не одинокий молодой и очень обеспеченный бизнесмен, со смартфоном от Gresso и покупающий спортивную обувь исключительно в Нью-Йорке. Все намного прозаичнее.

Дети уже выросли, так что все субсидии на продленки и налоговые льготы для родителей с детьми до 6 лет для меня уже давно не актуальны. Соответственно и одежда для младенцев, потому что внуков пока еще и на горизонте не видно. Свой смартфон я купил в мае 2013 года и с тех пор он служит мне верой и правдой, а члены семьи понимают, что деньги на деревьях не растут, поэтому мобильные телефоны мы меняем редко.

Но тот факт, что из 4 миллиардов шекелей, которые будет стоить реформа, мне не перепадет ни шекеля, отнюдь не огорчает меня. Я понимаю, что это патология, и что многие меня не поймут, но виною всему мое экономическое образование и то сочетание экономики и политики, которое является неотъемлемой частью моей деятельности.

В последние дни мне не раз довелось рассказывать о реформе в тех или иных рамках, и в большинстве случаев я сталкивался со скептицизмом. Мол, подготовка к выборам, с жильем не получилось, теперь перестраиваются, и почему именно семьям с детьми, а не пенсионерам, инвалидам и так далее, и чего смартфоны — что за товар первой необходимости?

Все вопросы и все сомнения доказывают насколько непоследовательный у нас народ. С одной стороны, постоянный «плач Ярославны»: мольба помочь молодому поколению, которому трудно и которое планирует уехать из Израиля, и обращение к руководству страны, которое все эти годы только обещало облегчить жизнь молодым семьям. С другой стороны, когда правительство наконец дало, общественность не нашла ничего лучше, как начать искать политическую подоплеку решения, вместо того, чтобы сосредоточиться на преимуществах.

Да, друзья мои, важно иметь в виду две вещи. Прежде всего, нельзя сразу помочь всем. То есть можно, но выйдет по 5 копеек каждому — примеров хватает. В свое время, когда Яир Лапид, на посту министра финансов, утвердил повышение помощи пережившим Холокост, на него обрушилась волна критики от пенсионеров: почему он не помог всем пожилым людям. Лапид ответил, что предпочитает оказать существенную помощь одной, наиболее нуждающейся группе, а не добавлять мизерную сумму каждому пенсионеру. Это из тех решений, которые должен уметь принимать политик, и никто не сказал, что речь идет о легких решениях.

Второе, что не менее важно: любая помощь, которую оказывает государство той или иной группе населения, всегда идет за счет других групп. У государства нет своих денег, все упирается в приоритеты. Поэтому заявления о том, что 4 миллиарда придется забрать у кого-то, абсолютно верны. И если через неделю министр финансов объявит о программе помощи инвалидам (по следам рекомендаций комиссии Зелихи), то и эти деньги заберут у кого-то. У всех министерств есть резервы и неиспользованные бюджеты, у Минфина есть свой резерв, госбюджет постоянно перекраивается, на каком-то этапе уже почти не напоминая тот бюджет, который был утвержден Кнессетом. Но всегда можно сказать, что лучше пустить эти бюджеты на здравоохранение, благосостояние, просвещение и так далее. Можно, но в отличие от таких призывов, которые находятся в наборе инструментов практически каждого политика, в узконаправленных программах четко ясно, кто получает и сколько.

Сколько зарабатывает молодая семья? Оставим сейчас в стороне отрасль высоких технологий, где сотрудники очень много работают, но и много зарабатывают — речь идет примерно о 300 тысячах человек, из почти 3,5 миллионов наемных работников в Израиле. Позволю себе предположить, что на счет молодой семьи, где оба супруга работают, заходит в среднем 13 тысяч и выше. Повысить доход через рост зарплат чрезвычайно сложно — зарплаты В Израиле уже давно практически не растут. Расходы при этом растут постоянно вместе с появлением детей. Что даст программа Кахлона семье с двумя маленькими детьми? Подсчет конечно же примерный, в зависимости от зарплат и место проживания. Продленки — экономия порядка 400 шекелей в месяц. Налоговые льготы (с детьми до 6 лет) — еще 400-600 шекелей в месяц (вместе отца и матери). Уже почти тысяча в месяц, 12 тысяч в год. Это много или мало? К этому добавим еще снижение цен на одежду и обувь для детей. Вам мешает смартфон? Зря. По статистике израильтяне меняют телефон раз в полтора года, так что это экономия наличными в кошелек каждому.

Нет в этой реформе ничего плохого. Просто нет, и не стоит искать. Что касается других групп населения… Мы все ждем объявления о повышении пособий инвалидам, соцнадбавка для пенсионеров растет уже второй год подряд, пережившие Холокост получили надбавку. Конечно, лучше всем, сразу и много. Но кто будет платить по счетам?

Юрий Легков, НЭП

Реклама

Политика

Реклама

Реклама


Send this to a friend