Мнения

Петербургский Экономический Форум: что Израиль может получить от России

В прошлом Петербургский Международный Экономический Форум называли «Российским Давосом». Этот эпитет принадлежал ему по праву: ежегодно Северную Пальмиру посещало огромное количество именитых гостей со всего света.

В июне 2017 года сравнивать Петербург и Давос сложнее. Если посмотреть на список зарубежных гостей в 2013-м и в 2017-м, то ясно, что четыре года назад и уровень иностранных делегаций был представительнее, и география доминантных стран-участниц шире. Кто-то свяжет это с падением цен на нефть, кому-то в голову придут иные причины; вероятно, правы будут и те, и другие.

Тем не менее, ПМЭФ – это все еще масштабное международное мероприятие. В этом году в нем приняли участие и действующий президент России, и премьер-министр Индии, и генеральный секретарь ООН. А самое главное – параллельно со снижением статуса зарубежных гостей растет уровень российских участников. В Форуме приняли участие ведущие министры, главы крупнейших государственных и частных корпораций, собственники, президенты, председатели советов директоров и генеральные директора, олигархи, аудиторы Большой четверки и российские регионы. А также люди, озвучивающие если не оппозиционную, то, по крайней мере, альтернативную точку зрения. К последним относились и Герман Греф, и Алексей Кудрин, и другие.

Израилю было бы неразумно упустить возможность воспользоваться тем экономическим зазором, который возник между Россией и Западом. Да, размах Форума этого года уступает докрымскому прошлому. Да, в панельной сессии с Владимиром Путиным и Нарендрой Моди участвовали канцлер Австрии (а не Германии) и президент Молдавии (а не США). Да, свои павильоны на Форуме представили та же Индия и … Сербия. Однако давайте посмотрим правде в глаза: если бы на форуме были представлены Германия и Англия, США и Япония, а не Индия и Сербия, то Израилю было бы сложно не затеряться. Поэтому для меня, как для израильтянина и русскоязычного адвоката, ПМЭФ-2017 даже интереснее Давоса: конкуренции с США мы не выдержали бы, а вот потягаться с Сербией нам вполне по силам.

Важнейшими, с моей израильской колокольни, событиями Форума стали два озвученных на нем посыла.

Соавторство одного из них принадлежит Алексею Кудрину и Герману Грефу, которые говорили о необходимости улучшения инвестиционного климата для привлечения иностранных инвесторов, о назревшей реформе судебной системы, и о бесперспективности тренда на отделение России от глобальной экономики. Экономические выкладки Кудрина вообще сложно рассматривать иначе, как критика власти за потерянное десятилетие. Когда об этом говорит Андрей Мовчан под сенью института Карнеги – это одно, когда Кудрин под одной крышей с Путиным – совсем другое.

Но самый главный для Израиля посыл был сформулирован президентом Российской Федерации. Про Путина шутят, что он не пользуется интернетом и не имеет мобильного телефона. А на Форуме он много говорил о цифровых технологиях, подчеркивая их важность и заинтересованность России в международном сотрудничестве в сфере hi-tech – и встретился с Виталиком Бутериным, идеологом криптовалюты Этериум. Конечно, этот посыл не предназначается исключительно Израилю. Но думаю, что нашей стране стоило бы сейчас сыграть в подружку невесты на свадьбе: если Россия подкинула свадебный букет, следует постараться его поймать.

Вполне понятно, почему многие израильтяне крайне апатично настроены в отношении сотрудничества с Россией в сфере высоких технологий. Российский рынок гораздо меньше американского, европейского и китайского, а непонятен – в той же мере, что и последний. Так стоит ли овчинка выделки? Однако давайте не забывать, что Россия по-прежнему входит в состав Большой Восьмерки, и еще долго не перестанет быть сверхдержавой.

Израиль не присоединился к антироссийским санкциям. Израилю есть что предложить в сфере цифровых технологий и России, и всему миру. Однако монополии на технологии у нас нет, и в некоторых сферах, например, в банковской, Россия технологически куда более продвинута, чем Израиль. Так что шапкозакидательские настроения тут неуместны, а вот готовность принимать высокотехнологичные решения в России, безусловно, существует.

Может быть, слова Путина про цифровые технологии останутся только словами. Но я бы поставил на то, что они просочатся и в российский госсектор, и в частные корпорации. И зарубежные компании ответят на этот вызов. В общем, за кусок российского пирога в сфере высоких технологий стоит побороться, а значит, для Израиля наступает money time.

Первый, декларативный, пример израильским компаниям уже был подан, причем на самом высоком уровне: израильский министр юстиции Аелет Шакед, которая пришла в политику не из юриспруденции, а из Texas Instruments, приняла в рамках ПМЭФ участие в церемонии подписания Соглашения о сотрудничестве в области высоких технологий между Ариэльским университетом и мэрией Санкт-Петербурга. Теперь очередь за бизнесом.

Адвокат Эли Гервиц, президент израильской русскоязычной адвокатской коллегии «Эли (Илья) Гервиц» — специально для журнала НЭП

На фото: Генпрокуроры Израиля и России на дискуссии «Российская юрисдикция — фактор привлечения инвестиций». Фотографии предоставлены Эли Гервицем


Реклама

Политика

Реклама

Реклама


Send this to a friend