Рынки

Охранный бизнес: осторожно, двери закрываются

Работа в охране офисных зданий, торговых центров и кафетериев (или, как говорят на иврите, в «шмире») русскоязычные израильтяне освоили с начала большой алии. С учетом мизерных ставок местные не очень рвались сюда, так что конкуренции почти не было. Конечно, гастарбайтеры просили бы еще меньше, но для владельцев фирм это был не вариант — ведь государство не разрешает нелегалам носить оружие, а многие посты (например, при школах) требуют обязательного разрешения на ношение пистолета.

Впрочем, условия и без того оставляют желать лучшего. Согласно закону, охранникам не имеют права платить минимальную зарплату. Поэтому им платят больше… на 50 агорот в час. Оформлены они, чаще всего, через посредническую контору по найму рабочей силы — а потому многие не имеют никаких социальных льгот. Взять хотя бы оплату за субботние и праздничные дни. За это должны платить двойную ставку, но охранники получают только 150%.  Тогда зачем же при устройстве на такую работу нужен посредник? Прежде всего потому, что обычному израильтянину, если он не живет «на территориях», сложно получить разрешение на ношение оружия, да и купить пистолет стоит немалых денег. А охранное предприятие и разрешение выбьет, и пистолет с патронами выдаст.

Но даже на таких условиях попасть в охрану не так уж просто, а теперь стало еще труднее. Это раньше любой, не найдя работы, мог пристроиться охранять какой-нибудь склад. А сегодня охранник должен сдавать экзамены по стрельбе, крав-мага (израильскому боевому искусству), и даже кросс. Хотя зачем охраннику кросс — не совсем понятно. Правила четко запрещают охраннику бегать за преступником. Наверное это показатель общей физической формы. Можно вспомнить, например, что во время последней «интифады ножей» на помощь гражданам приходили чаще всего не полицейские (которых на каждом углу не поставишь), а именно охранники, стоящие в Израиле у каждой двери.

Или вот еще о правилах. Раньше охраннику объясняли: «Строй здесь, и никого не пропускай без пропуска». Сегодня, чтобы стать охранником, надо проходить юридические курсы на иврите, и сдавать непростой экзамен у адвоката. Тоже, как всем понятно, на иврите.

Курсы переподготовки (бег, крав-мага, стрельба, юридический экзамен) проходят раз в полгода. Следовательно, каждые полгода человек имеет шанс вылететь с работы. Поэтому тем, кто рассчитывает, что «уж охраной я как-нибудь прокормлюсь», стоит об этом забыть, и такую работу с самого начала рассматривать как временную.

Кроме полугодовых экзаменов, недавно ввели новшество – раз в 3 года приходится сдавать… психометрию. Это около 600 вопросов на иврите, на которые надо ответить, поставив «галочку» в определенном «окне». Экзамен платный, из 600 шекелей лишь половину платит охранное предприятие, а вторую половину – сам охранник. Что довольно болезненно, с учетом низкой его зарплаты. Единственный плюс – слышать, чтобы кто-то «не сдал» психометрию. Из-за чего люди ворчат, будто всю систему придумали для подкормки фирм. Но это все слухи, конечно.

В чем причина столь жесткого изменения правил? НЭП обратился с этим вопросом к участникам Клуба русскоязычных охранников Израиля. Сегодня в нем числятся 90 человек. И нам ответили: дело не в ухудшении ситуации с безопасностью в Израиле, как кто-то мог бы подумать. Причина куда более прозаическая: общее снижение реальных доходов израильтян привело к тому, что коренные израильтяне, уроженцы страны, тоже обратили на эту работу внимание. Это раньше они считали ее не престижной и копеечной, а сегодня и такая работа многим «сабрам» видится привлекательной и желанной. И если тенденция сохранится, то в ближайшие нескольких лет уроженцы страны вытеснят с большинства мест русскоязычных «старых репатриантов», за которыми останутся лишь точки с наиболее тяжелыми и непривлекательными условиями труда.

Александр Рыбалка, НЭП. Фотография Gabriele di Lorenzo, FreeImages.com

Реклама

Политика

Реклама

Реклама


Send this to a friend