Детали

Общежитие для одиноких женщин

Екатерина Курохтина, новая репатриантка из Одессы, задумала создать коммуну матерей-одиночек. Правда, сама она слова «коммуна» не любит. «Из-за его негативного звучания», — пояснила «Деталям» Екатерина. — «Но, по сути, так и есть. Потому что сегодня, на мой взгляд, это единственный вариант решения проблемы женщин, лишенных какой-либо поддержки, не получающих помощи даже от родителей».

Екатерина Курохтина репатриировалась из Одессы три года назад. До репатриации работала на киевской студии телефильмов — кастинг-директором, вторым режиссером, сценаристом, продюсером. Приехав, поселилась с мужем в киббуце по программе «Первый дом на родине», но вскоре семья распалась, и Екатерина решила перебраться с ребенком в другой город.

— Я нашла квартиру в Рамат-Гане, но уже понимала, что в одиночку съемную квартиру не потяну. Ведь нужно еще и няне платить, когда я работаю. А вот если с кем-то скооперироваться — то возможно! И я начала искать единомышленников. Это было сложно, далеко не все были готовы принять мои условия, как я понимаю, русскоязычные репатрианты не очень стремятся жить в коммуне, как в киббуце. Израильтяне в этом смысле куда легче соглашаются на общее проживание, на жизнь по каким-то единым установленным правилам.

— Тогда вам надо было скооперироваться с местными?

— Но я тогда не знала иврита в достаточной степени, даже объявления соответствующего на иврите не могла дать. В результате никого не нашла, переехала в Рамат-Ган, но попыток не оставляла. Идея в том, чтобы съехаться сразу нескольким мамам-одиночкам, снять большой дом, и жить в нем по определенным правилам.

— По правилам коммуны? Общежитие свободных женщин Востока?

— Чтобы и ответственность за досуг детей делилась поровну на всех. Чтобы дать возможность ребенку не только учиться, но и гулять, ходить в кружки, как это делается в киббуце, а если получится, то и приглашать частных преподавателей на дом. У меня сейчас, например, не хватает времени, чтобы погулять с ребенком в парке, но я же не должна его лишать этой возможности?

— Когда вы активизировали свою идею?

— Когда выяснилось, что дом, где мы снимаем квартиру, либо пойдет под снос, либо под перестройку. Значит, придется снова искать жилье. И, готовясь к переезду, я стала искать единомышленниц, матерей-одиночек: скооперироваться не только для того, чтобы дешевле снять жилье, но и для взаимопомощи, чтобы у ребенка был шире круг общения, в особенности если нет дедушки и бабушки. Чтобы можно было надеяться, что ребенок не брошен на произвол судьбы, чтобы я знала, задерживаясь на работе допоздна, то кто-то за моим ребенком присмотрит, подменит меня, если надо, уложит спать или накормит…

Я бы не хотела делать это, своего рода, женским общежитием. Я допускаю мысль, что там может быть и отец-одиночка, который так же, как и мы, нуждается в помощи — почему бы и нет?

— Присмотрели какое-то место?

— Да, нашла в Рамат-Гане такой полуквартал — строение на участке, четыре квартиры, общий дворик. Главное, все принадлежит одному владельцу. Четыре квартиры и разные входы, но в то же время дети могут играть вместе, а если кому-то надо отлучиться по делам, он сможет полагаться на соседей.

— Вы внесли это предлжение в «Фэйсбук»?

— Да, я создала группу «Миниатюрная семья: мама плюс я», хотя, признаться, название, наверное, не очень корректное, ведь встречаются и неполные семьи, где детьми занимается отец. Вопрос в том, убедят ли себя кандидаты, что такой образ жизни, с его правилами общежития, им подходит. В первой коммуне будут жить пять матерей-одиночек, и, возможно, еще один папа-одиночка. Пока что это на пять лет, речь идет о временном решении, никто из нас не собирается, конечно, до старости жить в «коммуне». Но и временное решение поможет многим из нас справиться с непростой ситуацией, в которой мы оказались.

— Дорого?

— Мы сошлись на том, что максимум должен составлять три тысячи шекелей на семью, включая коммунальные услуги и муниципальный налог.

— А нет другого варианта, который мог бы решить проблемы матерей-одиночек?

— Таких, как я — кто хочет заниматься своей профессией, не теряя социального статуса — много. Но никто не предлагает нам иного решения проблемы. Статус матери-одиночки понижает мой социальный уровень, и только из-за того, что ограничивает меня по времени. Потому кооперация единомышленников мне кажется единственным путем, иного не вижу. Если нам удастся создать прецедент, тогда, надеюсь, государство обратит на это внимание и поддержит нас.

Марк Котлярский, «Детали».


Реклама

Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

Send this to a friend