Мнения

О спонтанности протеста в Ашдоде

Что мы знаем о протесте, вспыхнувшем в Ашдоде? В принципе, немного. Внезапно, в один прекрасный день, вскоре после утверждения в Кнессете «Закона о супермаркетах», в социальных сетях появился призыв к жителям Ашдода (и не только к ним) выйти на демонстрацию против нарушения муниципалитетом статус-кво в городе: муниципальные инспектора начали раздавать штрафы работающим в шабат магазинам.

Надо сказать, что в Ашдоде и раньше проходили точечные акции протеста в защиту работы бизнесов в выходной день. В интернете можно найти фотографии депутатов Ландвер и Развозова среди протестующих, но это были скромные кратковременные акции, в которых принимали участие местные и прибывшие партийные активисты. Но не в это раз. Протест вспыхнул, распространился и на первую демонстрацию пришли от 2 до 3 тысяч человек — практически невиданное число для пассивной по определению общины репатриантов (в 2015 году на демонстрацию в Тель-Авиве пришли требовать пенсии около сотни репатриантов). Участники и примкнувшие к ним политики громко заявили о вреде принятого закона, о необходимости сохранить статус-кво, о том, что город постепенно закрывается в шабат, но чего именно хотят добиться организаторы акций протеста — непонятно, что заставляет задуматься о спонтанности протеста и целях, которые он преследует.

Давайте вернемся в 2016 год. То, что светское население города считало статус-кво, для ультраортодоксов, которые составляют почти 20% населения города, уже статус-кво не являлось. Если в 2008 году в выходной день в городе работало около 50 магазинов, то в 2016 году их количество перевалило за 200. На мэра, в коалицию которого входят ультраортодоксы, было оказано давление, и в начале 2016 года пять наиболее крупных работающих в шабат супермаркетов получают указ о прекращении работы в праздничные и выходные дни. То есть не штрафы, как в эти дни, а прекращение работы. Лично я не помню бурю протеста со стороны репатриантов и светского населения в Ашдоде в 2016 году, баррикады на центральных улицах, Гаврошей, Матросовых и Жанн Д’Арк. Все делали вид, что статус-кво живет и побеждает.

Супермаркеты проигнорировали требование муниципалитета, и тогда последний подал иск в мировой суд Ашдода с просьбой заставить магазины прекратить работу в выходные дни. Не буду утомлять вас длинным рассказом о суде — если вкратце, то суд спустил муниципалитет с лестницы. К несчастью для городских властей выяснилось, что все пять супермаркетов продают некошерную пищу, и это заставило суд усомниться в версии муниципалитета об экспериментальном закрытии этих магазинов перед массовым закрытием всех остальных. Суд заявил, что нельзя закрывать магазины выборочно: или закрывать все, или менять местный нормативный акт, время которого давно прошло — он был принят в 1976 году, а последние поправки внесены в 1981. И более того, судья заявил, что у него сложилось впечатление, что новая политика муниципалитета направлена против бизнесов, которые открыли репатрианты из бывшего СССР и в которых продается некошерная пища. Так, без демонстраций и акций протеста, магазины отстояли свое право работать в шабат, а закрывать все магазины, как того требует нормативный акт, мэр не решился, так как это действительно полное нарушение статус-кво.

Своим решением суд поставил городские власти в сложное положение: конфликт назревал, так как в городе параллельно росли ультраортодоксальное население и количество открытых в шабат магазинов, а закрыть все магазины или изменить местное законодательство с ультраортодоксами в коалиции не представлялось возможным. Проблему усугубило еще и то, что в последние годы муниципалитет резко снизил количество выписываемых штрафов работающим в шабат бизнесам: к примеру, если в 2008 году было выписано 1,325 штрафов, то в 2013 году всего 150. В результате светской части населения, возможно, казалось, что мэр предпринимает попытки сохранить статус-кво, но ультраортодоксы были уверены, что мэр не делает достаточно для его сохранения. Пока на повестке дня не было приближающихся муниципальных выборов и, возможно, выборов в Кнессет, мэр лавировал, но все больше в пользу ультраортодоксов — как утверждают жители, в городе все сильнее ощущается влияние религии. Тем не менее это не мешало светской части населения города и у них не было никаких позывов идти протестовать.

Закон о супермаркетах ничего не изменил в статус-кво на данном этапе, так как это и не являлось его целью. Но ультраортодоксы использовали его для очередного давления на мэра и в магазины, работающие в шабат, были направлены муниципальные инспектора с целью выписывания штрафов. Конец света? Владельцы бизнесов не знали, что надо платить штраф за работу в шабат? Кто-то требовал закрыть магазины и не продавать некашерную пищу?

Нет, но протест внезапно вспыхнул, хотя автор этих строк так и смог понять, что именно требуют протестующие. Требования к мэру прекратить нарушать статус-кво и внести изменения в муниципальный закон выглядят как предлог, потому что фактически ничего не изменилось, а требовать изменений с нынешней коалицией в городе даже не смешно. Требование не выписывать штрафы тоже является загадочным, так как фактически протестующие требуют у мэра нарушать местное законодательство. Плакаты, призывающие поменять мэра, выглядят более логично, но протестом возле торгового центра этого не сделаешь. Если бы протест был настоящим и ставил своей целью изменить положение в городе, то он должен был вспыхнуть намного раньше, и его организаторы должны были не митинговать, а вести активную организационную работу, чтобы привести к смене власти в городе во время муниципальных выборов. Ничего этого нет и времени до выборов уже не так много.

Вывод? Некая политическая сила, выдвинувшая своего претендента на должность мэра, использовала утверждение Закона о супермаркетах, чтобы начать предвыборную кампанию в городе. Известно, что процент голосования среди ультраортодоксов на муниципальных выборах стремится к 100%, а среди светского, а тем более русскоязычного населения, хорошо если превысит 50%. Так что в принципе логичный шаг, но проблематичный в том смысле, что, усугубляя конфликт между группами населения в городе, он ничего не гарантирует в результате, даже в случае победы упомянутого кандидата. В местной политике, как и в большой, важен состав коалиции, и на месте протестующих я бы вспомнил пример Арада.

Юрий Легков, НЭП. Фото Борис Беленкин


Реклама

Политика

Реклама

Реклама


Send this to a friend