Мнения

О социальном жилье, которого нет и не будет

Писать о социальном жилье, в принципе, бесполезно. Если с началом социального протеста, а затем с приходом Лапида, а за ним Кахлона, и была какая-то надежда, что вопрос социального жилья если и не решится, то хотя бы сдвинется с мертвой точки, то сегодня все предельно ясно — решения этой проблеме нет.

Если бы речь шла только об очереди в министерстве строительства, в которой на сегодняшний день ожидают порядка 3 тысяч человек, то проблему можно было бы считать решаемой. С 2015 года министерство строительства приобрело тысячу квартир, есть проект с Сохнутом, в рамках которого должно быть построено 2.650 единиц малогабаритных квартир, есть проект Амидара на периферии, где проекты городского обновления должны добавить еще несколько тысяч единиц жилья до 2029 года… Другими словами, 3 тысячи — это решаемо. 30 тысяч – это уже совсем другое дело для страны, в которой весь фонд социального жилья составляет на сегодняшний день около 60 тысяч квартир. Было больше 100 тысяч, но распродали (что в принципе неплохо), но новое не купили (а вот это плохо). К слову, этих 60 тысяч тоже может вскоре не остаться, если решать будет новый лидер партии Авода Ави Габай. В своей программе он написал, что хочет бесплатно! раздать соцжилье всем проживающим в нем жильцам в возрасте 50 лет и старше. Раздать это прекрасно, и я только за. Вот только жилого социального фонда не останется вообще и это на фоне того, что население Израиля стремительно растет, стареет и беднеет. Дело в том, что — судя по программе — Ави Габай ничего не знает о 27 тысячах (может больше, может меньше, никто точно не знает), стоящих на очереди в министерстве абсорбции. И еще он почему-то не думает о приблизительно 140 тысячах семей, получающих копеечную помощь на аренду жилья от министерства строительства и живущих в нищете — им бы тоже социальное жилье не помешало. Но он не знает, а потому решение проблемы видится ему достаточно простым. Ничего, еще узнает.

Как я уже упоминал, Моше Кахлон достаточно бодро взялся за дело вместе с Йоавом Галантом, министром строительства. Был выделен миллиард шекелей на покупку тысячи квартир, еще 350 миллионов на ремонт существующего фонда, шла речь о выделении 5% квартир во всех проектах «Цена для новосела» под социальное жилье. Проблемы это никак не решало, но было движение, была надежда.

Сегодня, в 2017 году, многое изменилось. Прежде всего, на соцжилье больше нет денег. Нет в копилке от продаж квартир из фонда, и нет в госбюджете. Сам Моше Кахлон перестроился на работу с электоратом с помощью «Цена для новосела» и «Семья нетто». Три тысячи несчастных в очереди Минстроя — это не электорат, а 27 тысяч в очереди Минабсорбции — да электорат, но не Кахлона. А той партии, которая к решению проблемы соцжилья отношения не имеет, но создает много шума по этому поводу. Что же касается 5% от проектов «Цена для новосела», то в теории 5% от 80 тысяч квартир — это еще 4 тысячи хороших и новых квартир. Не решение, но большой шаг. Вот только ни в одном материале по поводу последних лотерей я не видел упоминание о том, что 5% намечены под социальное жилье. Еще в мае Земельное управление утвердило программу, но не на все проекты, а должно приниматься решение относительно каждого отдельно взятого проекта. Не везде это выгодно подрядчику, ведь чтобы построить эти 5% бесплатных квартир он должен будет уменьшить

скидки для всех участников проекта. Так или иначе, в публикациях о супер-лотерее на 15 тысяч квартир лично я не видел упоминаний о социальном жилье.

Теперь к тому, почему я все же пишу об этом. На этой неделе в Кнессете пройдет день социального жилья. Ждать от него, в принципе, нечего — на прошлой неделе в том же Кнессете прошел день пожилого человека. Мы и до этого знали, что все плохо. И вот, абсолютно случайное совпадение: в воскресенье появляется сообщение о том, что в Амидаре уже готова программа по эмиссии облигаций на миллиард шекелей, которые пойдут на закупку тысячи квартир в фонд социального жилья. Как принято в последнее время у министра финансов — все очень торжественно, на благо стоящих в очереди, мол вы держитесь там, помощь близка. То, что на этой неделе — это просто случайное совпадение.

Где загвоздка? Прежде всего понятно, что денег у государства нет, и поэтому оно берет в долг на 10 лет. Опять же можно предположить, что в ближайшие годы еще по миллиарду шекелей никто в долг брать не будет, потому что это увеличивает бюджетный дефицит. Теперь о тысяче квартир. Почему миллиард шекелей и тысяча квартир? А дело в том, что изначально глава Амидара Ицхак Лакс, который в начале этой недели официально закончил работу в Амидаре, предлагал в 2015 году эмиссию в 2,5 миллиарда шекелей, чтобы купить 2.500 квартир для 2.500 человек, стоящих в очереди министерства строительства. Но министр Галант выступил против, проект застрял, и вот теперь вернулся в «усохшем» варианте. На его пути еще стоят трудности, но самое главное — при всей помпезности он ничего не решает, а масса денег будет потрачена на эмиссию, на комиссионные при покупке квартир, на их ремонт.

Очевидно, что при нынешних ценах нельзя купить необходимое количество квартир в фонд социального жилья, их надо строить. Вопрос, кому это очевидно.

Юрий Легков, НЭП


Реклама

Политика

Реклама

Реклама


Send this to a friend