Мнения

Нетаниягу не подаст в отставку. Кахлон обещает снизить налоги

Эйтан Кабель, председатель парламентской экономической комиссии и член «Сионистского лагеря», считает, что Биньямин Нетаниягу должен оставить пост главы правительства — хотя бы временно. Кабель написал на своей странице в Facebook — «Биби должен взять отпуск, причем долгосрочный. Биби, который оставил себе треть министерских портфелей и увяз по самое горло в расследованиях и полицейских проверках, не может оставаться на своей должности. В настоящее время он не занимается государственными делами, а занят своими, и потому всем пошел бы на пользу его временный отход от дел. Нужно ведь и страной руководить, а он не в состоянии это делать в промежутках между расследованиями о его сигарах и шампанском, о сделках, которые он пытался провернуть».

Иными словами, Кабель в своем требовании пошел еще дальше Ицхака Герцога, который требовал лишить Нетаниягу пока лишь портфеля министра связи. Однако «нет шансов на то, что это произойдет», — так ответил министр Цахи Анегби, который считается одним из самых верных и преданных премьер-министру назначенцев.

Расследования, которые велись против Ольмерта в 2008 году, и против Нетаниягу сейчас, сравнивали журналисты и политики в эфире радиостанции «Галей ЦАХАЛ». Эхуд Барак, помнится, сказал тогда об Ольмерте: не думаю, что глава правительства может одновременно и страной руководить, и заниматься ведущимся против него расследованием. Вот что сказал Анегби: «Тогда Барак мог поставить ультиматум, чтобы свалить правительство. Сейчас нет коалиционной фракции, способной пойти на такой шаг. Но ты помнишь, — продолжил Анегби, обращаясь к ведущему — как говорил Ури Цви Гринберг: каждый предатель — глупец. Барак предал Ольмерта, и в конечном итоге поплатился, ему пришлось просто уйти из политической жизни, потому что люди не любят подобных манипуляторов». В правительстве Ольмерта Барак занимал пост министра обороны. Можно вспомнить, что позднее на записях бесед Ольмерта с Шулой Закен премьер намекнул, что Барак мог получать «откаты» при подписании контрактов в оборонном ведомстве. Текст записей был опубликован, но Барак лишь отмахнулся, посоветовав, если есть доказательства, обращаться в полицию. Более эта тема не поднималась и никакого расследования против Барака открыто не было.

Другой вопрос — не попытается ли теперь Моше Кахлон воспользоваться ситуацией? «А о Кахлоне можно многое сказать, но он не предатель. Поэтому я уверен, что он останется лоялен главе правительства», — сказал Анегби на фоне слухов о, якобы, сговоре Кахлона с «Сионистским лагерем». Причем сам Моше Кахлон расследование дела Мозеса-Нетаниягу впервые прокомментировал, выступая в Хайфе на Форуме лидеров. Он сказал: «Когда я был министром связи, никто не обращался ко мне с подобными предложениями. Я был министром, я инициировал реформу, я считал, что государство должно быть отделено от прессы, и людей мира медиа нужно отделить от государства. Никогда прежне ничего подобного не происходило».

Однако Моше Кахлон в эфире 2 телеканала вдруг пообещал взвесить возможность снижения налогов, поскольку сборы в 2016 году оказались больше запланированных (по оценкам, примерно на 6 миллиардов шекелей больше плана в 282.5 млрд. шекелей, скорректированного в июне 2016 года). Но сказал, что не знает пока, какие из налогов можно будет понизить, и на сколько. И политики в Иерусалиме сочли, что эта декларация вызвана политическими мотивами. Возможно, Кахлон педалирует сейчас контакты с прессой и делает популярные заявления, стремясь застолбить именно за собой имидж реформатора и человека, снижающего налоги — в пику премьеру, который предстает в глазах общественности, как минимум, сибаритом. Кахлон ведь помнит, как Нетаниягу в прошлом пытался приписать себе его достижения на посту министра связи — и постарается не допустить этого в будущем.

С 1 января были снижены подоходный налог для получателей низких зарплат, и налог на компании. Кахлон может, теоретически, попробовать снизить НДС на 1% (это обойдется в 4.2 млрд. шекелей) или на 0.5%. Или продолжить уменьшать налог на компании — каждый 1% здесь стоит 900 миллионов. Или продолжить уменьшать подоходный налог. Какая бы причина им не двигала — или потребители, или предприниматели могут от этого выиграть. Предположительно, 1.5 миллиарда «излишков» переведут в фонд компенсаций за имущественный ущерб, и еще какие-то деньги понадобятся на покрытие дефицита, способного возникнуть из-за отказа ККЛ перевести деньги в бюджет государства. В 2017 году планируется собрать еще больше налогов — 293 миллиарда, и в 2018-м 307.2 млрд. шекелей, впрочем, другой тенденцией является сокращение соотношения налоговых сборов к ВВП — с 44% в 1986 году до 30% в 2015-м.

Эмиль Шлеймович, НЭП. Фотография Коби Гидеона, GPO

Реклама

Политика

Реклама

Реклама


Send this to a friend