Мнения

Наоми Любимова: «Интуиция – это то, что делает нас людьми»

В Чикаго завершился семинар-практикум «Интуиция для начинающих», по итогам которого был создан так называемый «Клуб чикагских интуитов». Программу этого семинара разработала Наоми Любимова — израильтянка, жительница Хайфы. Она же и провела его — дистанционно, через интернет.

Любимова представляет довольно редкое направление в психологии: она – политпсихолог, а кроме того специалист по развитию потенциала человека. Прошла курс психолингвистики Санкт-Петербургского университета, который вела профессор Татьяна Черниговская, работала с рядом политиков в России и Израиля.

— Наоми, уж простите за прямоту, но у нас тут у каждого столба стоит политтехнолог и предлагает свои услуги, слабо разбираясь даже в смысле этого слова. Чем отличается политтехнолог от политпсихолога?

— Специалистов в области применения политических технологий, имеющих специальное образование в данной области, у нас мало. А политический психолог — это, прежде всего, профайлер. То есть некто, способный составить психологический портрет и описать особенности поведения кандидатов в процессе избирательной кампании и политической деятельности.

Предсказуемость будущих политиков важна для тех, кто их продвигает. Ведь политик является частью той или иной команды, и всегда имеет обязательства не только перед избирателями, но и перед теми, кто его привел к власти.

Помимо профилей кандидатов, приходилось делать анализ выступлений, оценивать рекламный материал кампании по уровню ее визуального и психологического воздействия. Короче говоря, помимо профайлинга политический психолог должен уметь оценивать процессы, происходящие во время кампании, на уровне электората, лидера, групп влияния; и уметь предвидеть их взаимное влияние друг на друга.

— Ты работала и в Питере, и в Израиле, но почему переориентировалась на личностный тренинг?

— Я бы сказала, что это полная перемена. Скорее, разработка нового направления. Три года назад я познакомились с профессор университета штата Мичиган (MSU) Анастасией Карягиной. Нас обеих интересовала тема потоковых состояний. Потоки всегда сопровождают креативные состояния человека. Мы сделали несколько классов на эту тему. А потом поняли, что классы требуют введения. Сначала надо давать типологию и классы по интуиции. Поэтому мы сделали полный курс по моей типологии на английском языке. А затем стали готовить класс по интуиции. И если типологию мы сразу запустили для англоязычной аудитории, то интуицию решили обкатать на русском. Уж больно программа была нестандартной и по материалу, и по практикам, которым мы обучали слушателей. А так как никто не мог предсказать, как будет реагировать публика, то наш организатор в Чикаго решил сделать закрытый класс для небольшой аудитории.

Конечно, я очень рада, что мероприятие было столь успешным и впечатляющим. Теперь у нас расписанный график в Чикаго, и Клуб чикагских интуитов в Фейсбуке. Мы уже планируем расширить деятельность в США и других странах.

Но вначале мы вообще не представляли себе, как слушатели примут нашу программу, не будет ли она слишком сложной для них. Более того, на презентации обнаружили, что у них есть некое внутреннее ограничение, и поняли, если его не убрать, то семинар будет провален. Срочно переписали часть семинара, затем объяснили слушателям что, как и почему мешает им, и спросили, готовы ли они убрать эту программу из подсознания. К счастью, все согласились.

— А откуда они берутся, эти программы, эти блоки, эти препятствия?

— Из нашего прошлого. Блокирующие программы создают наши страхи. Причем неважно, когда случилась пугающая ситуация, годы назад или два дня. Страхи и негативные программы передаются нам генетически, потом мы уже добавляем от себя то, что можем. Эти программы и страхи могут сломать нашу жизнь.

— Как проявляют себя эти блокирующие программы?

— Очень просто. К примеру, если человек стремится к заветной цели, вкладывает немалые силы для ее достижения и вдруг у него все рушится; или человек не может найти себе пару, работу и подобное — значит, скорее всего ему мешают его страхи и блокирующие программы в подсознании. Плохие решения тоже нередко оказываются следствием блокирующих программ.

— Это ты на наше правительство намекаешь?

— Можно и так сказать. А интуиция помогает развивать способности, которые мы имеем от рождения, позволяет применить их в деле. Интуитивный политик человек никогда не уравняет террориста и его жертву, он не побоится продвигать молодых. Интуитивный человек может казаться шокирующим, неполиткорректным и провоцирующим — однако на самом деле он самостоятелен и ответственен.

Но, увы, наши политики доверяют своему «здравому смыслу», а не своей интуиции. Хотелось бы, чтобы лидеры поняли: проблемы решаются изнутри, а не передвижением внешних фигур.

Марк Котлярский — специально для НЭП. Фотография (иллюстрация) Бориса Беленкина

Реклама

Политика

Реклама

Реклама


Send this to a friend