Финансы

Налог повысили, а обещанный пряник исчез

В Закон о регулировании хозяйства, утвержденный Кнессетом в декабре 2016 года, был внесен параграф об изменении в налогообложении компенсации, выплачиваемой работникам при увольнении. Впервые было принято решение обложить налогом компенсации, полагающиеся высокооплачиваемым работникам, но при этом, чтобы подсластить пилюлю, было принято решение перевести сумму компенсации, которая сегодня находится в распоряжении работодателя, в распоряжение работника. Но когда дело дошло до утверждения закона, данного параграфа в нем уже не было..

При увольнении работнику полагается месячная зарплата за каждый год работы, поэтому работодатели обычно откладывают ежемесячно 8,33% от зарплаты работника и, таким образом, в течение года в компенсационном фонде скапливается месячная зарплата. Эта сумма, вместе с пособием по безработице, должна поддержать потерявшего работу человека во время поиска новой работы, но пока работник не покидает места работы, сумма находится во владении работодателя. В случае увольнения работодатель обязан перевести все права на сумму компенсации работнику, в случае ухода работника с места работы по собственному желанию, все зависит от условий контракта — закон не обязывает работодателя «освобождать» компенсацию.

В рамках Закона о регулировании хозяйства, в министерстве финансов приняли решение обложить налогом сумму компенсации, превышающую 32 тысячи в год. Естественно, нововведение касалось немногочисленной прослойки наемных работников, зарабатывающих 32 тысячи шекелей и более в месяц, размер налога устанавливался согласно размеру подоходного налога работника. Как уже было отмечено, была предложена и «морковка» — возможность получить компенсацию в любом случае, кроме тех случаев, когда работник покинул место работы вследствие нарушения закона.

Вопрос перевода компенсаций во владение работника не имеет значение для большинства наемных работников в Израиле, но иногда это действительно важно, к примеру, в случае закрытия предприятия, что оставляет работников без компенсаций. Ведь даже если деньги отложены и находятся в компенсационном фонде, работодатель больше не существует, чтобы дать указание о переводе всей суммы работнику.

Во время обсуждения Закона о регулировании хозяйства в Кнессете, параграф перевода денег во владение работника таинственным образом испарился и в Минфине обещали утвердить его отдельно. как и можно было предположить, в результате налог был утвержден, а льгота просто исчезла с повестки дня.

Олег Каль, НЭП

Реклама

Политика

Реклама

Реклама


Send this to a friend