Детали

Кто защитит наши пенсии

Цви Зива, бывшего гендиректора банка «Апоалим», прозвали в банке «швейцарец»: умеренный, точный, солидный. На этой неделе, с опозданием в десять лет, «швейцарские часы» «Апоалим» прозвонили сигнал, который должны услышать все лица, принимающие решения в израильской экономике, — главным образом, органы регуляции и научные круги.

В статье, опубликованной в «TheMarker», Зив открыл для общественности следующее: в течение длительного времени крупнейший банк страны контролируется безответственными людьми, которые действовали в условиях острых конфликтов интересов и подвергали опасности инвесторов, банки и рынок капитала.

Зив утверждает: то, что происходило в «Апоалим» — это не точечные неполадки, а результат продолжительного системного, организационного и идеологического провала того, кто должен контролировать банки – Банка Израиля.

Вот цитаты из статьи Зива, сопровождаемые объяснениями для тех, кто не слишком внимательно следит за оживленными дискуссиями о банковской системе и контроле над ней.

«Наивные представления о корпоративном управлении, непонимание интересов контролирующих акционеров, в конечном итоге, причинили ущерб банковской системе и рынку капитала».

Наивный подход Банка Израиля основывался на двух ложных предпосылках. Первое: бизнесмены, получившие контрольный пакет «Апоалим» от Банка Израиля, будут управлять им честно, ответственно и серьезно, потому что у них есть личная финансовая заинтересованность в этом: они – крупные инвесторы в банке. Что хорошо для банка, хорошо и для них, — и наоборот.

Эта концепция игнорирует структуру «Апоалим»: обладатели контрольного пакета банка имеют лишь небольшую долю в его капитале. Некоторые контролирующие акционеры, — такие, как семья Данкнер, например — финансировали большую часть инвестиций огромными кредитами, взятыми у других банков. С другой стороны, у них были личные интересы и бизнес, которые были для них важнее, чем их собственные деньги, вложенные в «Апоалим».

Второе ошибочное предположение Банка Израиля Зив объясняет отсутствием его понимания экономических и социологических стимулов «независимых» членов совета директоров.

Директора от имени контролирующих акционеров занимались продвижением не только банковского бизнеса, но и своих частных дел. У других директоров банка, действовавших якобы от имени общественности, не было желания и стимула противостоять контролирующим акционерам. Совет директоров «Апоалим» был, по существу, «резиновой печатью» в руках тех, кто обладал силой и влиянием как внутри банка, так и вне его.

«Банку Израиля потребовалось более десяти лет, чтобы понять проблематичность деятельности кредитной комиссии совета директоров «Апоалим» и изменить соответствующие инструкции».

Несмотря на то, что кредитная комиссия «Апоалим» является наиболее важным органом банка, и ее влияние на дела банка и на экономику в целом огромно, чиновники Банка Израиля, которые регулярно читали протоколы заседаний совета директоров, не поняли или не захотели понять, что комиссия заражена чуждыми интересами и опасна как для самого «Апоалим», так и для всей экономики.

То, что казалось опасным журналистам и самому гендиректору «Апоалим», ничуть не удивляло и не настораживало десятки капитанов израильской экономики. 30 ноября 2011 года Сиван Изаско привел на первой странице этой газеты список из 12 директоров, которые служили в банках и учреждениях, управлявших народными деньгами. Эти директора одновременно руководили рядом крупнейших компаний в экономике, которые брали банковские ссуды в десятки миллиардов шекелей. На фоне публикаций и общественной бури Банк Израиля решил положить конец этим конфликтам интересов.

Одним из директоров, сидевших сразу на двух стульях, был профессор Эфраим Цдака — нынешний кандидат в управляющие Банка Израиля. Цдака направил свое экспертное заключение в комиссию по концентрации капитала, где заявил, что не существует проблемы конфликта интересов.

«Банк пережил неудачную попытку косвенного поглощения Нохи Данкнером, и в конечном итоге контроль перешел к Шери Арисон. Если бы это был процесс, обычный для нормального бизнеса, вряд ли контрольный пакет доверили бы Шери».

Да, теперь, когда Шери Арисон больше не обладает контрольным пакетом «Апоалим», бывший гендиректор может сказать то, что он знал многие годы: Шери, получившая миллиарды в наследство от отца, была неподходящим человеком для того, чтобы владеть банком «Апоалим». Об этом давно знала небольшая группа людей в высших эшелонах власти и делового мира. Но у Арисон был легион советников и менеджеров, которые разбогатели от ее контроля над банком, и никто не хотел вступать в конфронтацию с этой группой. У всех была заинтересованность в сотрудничестве с ними.

«Банк Израиля не спешил делать выводы, по крайней мере, публично…Я спросил управляющего Стенли Фишера, каково его мнение о модели контрольного пакета на фоне проблем, накопившихся к тому времени. Он ответил: действительно, такой модели нет ни в одной из стран мира, необходимо ее проверить. Однако Фишер не сделал практических шагов к тому, чтобы изменить политику. Он даже не объявил, что Банк Израиля в принципе отказывается от нее в связи с негативным развитием событий».

Гай Рольник, «ХаАрец», Д.Н.

Фото: Борис Беленкин


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

Send this to a friend