Государство

Кого и что защищает Нетаниягу

Израиль пережил два трудных дня, связанных с покушением на гражданские права со стороны законодателей: Закон о национальном характере государства – принят; Закон о суррогатном материнстве – принят; Закон, ограничивающий деятельность НПО в системе образования, в случае если есть основания считать эту деятельность антисионистской – принят.

Все эти законы были утверждены при непосредственной поддержке премьер-министра Израиля Биньямина Нетаниягу. И лишь один из них, призванный защитить права гражданина, встретил ожесточенное сопротивление главы правительства – это Закон о Фейсбуке.

Закон об изъятии контента, выкладывание которого в сети может считаться преступлением (иначе говоря, Закон о Фейсбуке), должен был в текущей версии нанести сокрушительный удар по свободе выражения, свободе слова.

За последние два года министр юстиции Айелет Шакед и министр внутренней безопасности Гилад Ардан разработали и пытаются продвинуть закон, который дает возможность, согласно решению судьи окружного суда, оперативным образом удалить нежелательный контент с таких платформ, как Фейсбук, Гугл и Твиттер.

Речь идет о содержании публикаций в Интернете, которые могут быть расценены как уголовное преступление – то есть, кодифицируются таковыми, согласно существующему перечню уголовных преступлений, в том числе, и таких, как диффамация, призывы к мятежу или свержению существующего режима, а также многие другие, когда виртуальное нарушение закона может легко перетечь в реальное.

Восемь парламентариев, входящих в комиссию кнессета по конституции, закону и правосудию, собрались для обсуждения нового законопроекта, и все как один согласились с тем, что, безусловно, следует обратить пристальное внимание на те последствия, которые влечет за собой разнузданное поведение в социальных сетях – подстрекательство к терроризму, расовая ненависть, призывы к совершению насилия. Однако включение в виртуальную жизнь реального уголовного права может породить новую серьезную проблему – замалчивание, затыкание слов и вопиющее нарушение свободы слова. По словам Ардана, Шакед и председателя комиссии депутата кнессета Нисана Сломянского, предложенная версия закона кажется смягченной и сбалансированной, и это не совсем то, против чего протестовал Нетаниягу. Так почему же он все-таки принял решение заблокировать этот закон?

Сошлемся на запись в Твиттере, сделанную на странице партии «Ликуд»: «Премьер-министр считает, что представленная версия закона допускает широкое толкование, что может привести к цензурированию мнений, а также нанести серьезный ущерб свободе слова в государстве Израиль».

На первый взгляд, Нетаниягу, по идее, должен был бы поддержать Закон о Фейсбуке, который помог бы защитить его и его семью от клеветы, а также от постоянных нападок.

Возможным объяснением противодействия закону может случить личное (и активное) присутствие Нетаниягу и его близких в социальных сетях. Они практически сделали эти сети своим главным каналом для связей с общественностью. Так, Нетаниягу на сегодняшний день – один из самых популярных политиков в сети : 2.3 миллиона подписчиков в Фейсбуке и 1.3 миллиона — в Твиттере. В среднем он выкладывает на своей странице в Фейсбуке пять постов в день. В Твиттере у него – от двух до десяти записей в день. Кроме того, добавьте сюда еще 11 тысяч подписчиков в сети Телеграмм; только в июле здесь появилось пятнадцать публикаций.

В апреле на веб-сайте кнессета были приведенные данные по бюджету, выделенному в 2017 году депутатам кнессета на «связь с избирателями»: по сравнению с аналогичным периодом позапрошлого года, он вырос на 70%, причем, значительная часть ушла на финансирование постов и комментариев в Фейсбуке.

Нетаниягу, который практически не дает интервью конвенциональным СМИ и главным образом обращается к своим «подданным», используя одни и те же платформы, хотел бы навредить самому себе, лишившись свободы в информационном поле и введя цензуру?

Как насчет ролика «Арабы стекаются толпами на избирательные участки»? В случае, если бы был утвержден новый закон – этот ролик квалифицировался бы как уголовное преступление?

То же касается и сына Нетаниягу, который нередко публикует посты, что называется, «на грани фола», а иногда и переступая дозволенную черту. И эти действия тоже вполне могли быть расценены, как нарушение закона, включая уголовную составляющую.

Джордана Катлер, директор израильского представительства Фейсбука по политике и коммуникациям, известна своим давним знакомством с Нетаниягу. В прошлом она возглавляла канцелярию посла Израиля в США Рона Дермера, который был личным советником Нетаниягу и одним из близких его людей.

Из всего вышесказанного вытекает вопрос: противодействие Закону о Фейсбуке, который должны были утвердить на этой неделе, вызвано желанием Нетаниягу сохранить демократические ценности нашей страны или желанием сохранить возможность для себя и своей семьи возможность свободно выражаться в пространстве Интернета, общаясь напрямую с общественностью?

Возможно, это еще и результат давления интересантов, у которых свои интересы, как справедливо предположил Сломянский после того, как голосование по закону было снято с повестки дня.

Рафаэла Гойхман, TheMarker М.К. Фото: Pixabay.


Реклама



Партнёры

Загрузка…

Политика

Реклама

Send this to a friend