Мнения

Инфляция не исчезла, она замаскировалась

В 50-е годы прошлого века британский экономист по имени Филлипс открыл взаимозависимость между безработицей и инфляцией. Результаты его исследований, получившие название «кривой Филлипса», показали, что увеличение занятости, приводит к инфляции, а экономический спад с ростом безработицы находит свое отражение в падении цен.

Зависимость между безработицей и инфляцией объясняется достаточно просто: высокий уровень безработицы вынуждает безработных соглашаться на более низкую заработную плату, что отрицательно сказывается на уровне потребления и снижает цены. При низкой безработице, когда ощущается нехватка кадров, работодатели вынуждены повышать заработную плату, что положительно отражается на финансовом положении работников, позволяя им тратить больше, стимулируя при этом рост инфляции. Нельзя сказать, что теория является абсолютно верной, так как она не могла объяснить периоды стагнации (одновременного роста безработицы и инфляции), вызванной вмешательством государств на рынках труда, но в большинстве случаев связь существовала. В Израиле, как показывает статистика, связь существовала до 2008 года, но и эту теорию последний экономический кризис поставил под сомнение. 2014,2015 и 2016 годы закончились с отрицательной инфляцией, а 2017 год — с практически нулевой, и все это на фоне исторически низкого уровня безработицы.

Средняя зарплата в Израиле растет, что происходит во многом благодаря росту минимальной заработной платы, который не имеет никакого отношения к производительности труда или уровню безработицы, а является результатом соглашений между Гистадрутом, правительством и Ассоциацией промышленников. Но этот факт никак не меняет конечный результат: несмотря на рост медианной и средней зарплат, инфляция не растет. Логично было бы предположить, что это происходит из-за того, что работники увеличили за счет надбавки отчисления в накопительные программы, но это не так. Потребление растет, являясь одним из основных двигателей израильской экономики, а размеры отчислений «на черный день» постоянно сокращаются. Количество денег на руках у населения последние три года растет просто гигантскими темпами — подобный рост в 1981-1982 годах привел к гиперинфляции в 100% в год.

Перед тем, как мы попытаемся понять, куда же исчезла инфляция, стоит сказать несколько слов о том, зачем вообще нужна инфляция. Ведь принято связывать ее с обесцениванием денег и ростом цен, к тому же у многих из нас кредиты и ипотека привязаны к инфляции, а значит в отсутствии последней есть только польза для среднестатистического израильтянина. В этом контексте можно провести параллель с курсом шекеля по отношению к доллару — чем сильнее шекель, тем лучше среднестатистическому израильтянину, так как импортные товары дешевеют заодно с поездками за границу. Но при этом положение экспортеров и местной промышленности постоянно ухудшается, что в конечном итоге ударит по израильтянам путем сокращения производства в Израиле, роста безработицы, падению доходов и так далее. С инфляцией примерно то же самое: существует консенсус насчет того, что небольшой, в несколько процентов в год, рост цен указывает на рост потребления, что в свою очередь позволяет расширить производство, повышает спрос на рабочую силу, что приводит к росту зарплат и так далее. Дефляция заставляет людей отказываться от покупок в ожидании более низких цен, что, в свою очередь, вынуждает производителей сокращать производство, ухудшая положение работников, что вынуждает тех покупать еще меньше и так далее по примеру снежного кома.

Индекс потребительских цен указывает на полное отсутствие инфляции в последние годы, но при этом большинство из нас не покидает ощущение дороговизны жизни. Что интересно, прав и индекс, правы и мы. Индекс не показывает инфляцию, потому что многие товары или услуги, которые входят в него, действительно или подешевели, или, по крайней мере, не подорожали. Низкий доллар привел к снижению стоимости множества импортных товаров и туристических услуг. Продукты если и дорожают, то очень медленно и выборочно, потому что производители и торговые сети поняли, что медленно ползущий вверх рост цен не приведет к новой волне протеста. Цены на энергоносители провели последние 2,5 года далеко внизу (но теперь ситуация меняется), не стоит забывать и инициативы правительства, направленные на снижение цен в различных сферах. Но рост цен, который так давит на нас, никуда не делся. Он в росте цен на квартиры (4,5% за последний год), в росте арендной платы (2,6%), в росте цен на новые модели автомобилей по следам снижения «зеленого» налога. Рост цен ушел на биржи, которые растут уже восьмой год, он ушел в заоблачные цены на произведения искусства. Дороговизна жизни, которую мы чувствуем, она в высоких косвенных налогах (на топливо, муниципальные налоги и тому подобное), она в непропорционально дорогих кредитах, которые дают нам банки и кредитные компании.

На данном этапе еще нет смысла пересматривать экономические теории. Как только растущая цена на энергоносители поднимет цены на бензин, на товары, на электричество, как только Центральный Банк начнет повышать учетную ставку, что ударит по привлекательности финансовых рынков и рынка недвижимости, вызвав отток инвестиций — вернется старая, добрая и знакомая нам всем инфляция.

Юрий Легков, НЭП. Фотография Thomas Picard, FreeImages.com


Реклама

Политика

Реклама

Реклама


Send this to a friend