Мнения

«Эту войну шекеля с долларом мы уже проиграли»

Доллар укрепился на 1.72%, пройдя двухлетний минимум. 3 марта 2017 год банковский курс доллара — 3 шекеля и 65 агорот, в обменных пунктах он, соответственно, продается еще дешевле. Аналитические отделы всех израильских банков подтвердили мнение председателя Объединения промышленников Шраги Броша о том, что дальнейшее укрепление шекеля может привести к резкому падению объема израильского экспорта и производственному кризису.

Однако похоже, никакой программы улучшения ситуации у Банка Израиля нет: Карнит Флуг отдала указание приобрести еще 350 млн. долларов. Это уже вторая крупная закупка за последние 10 дней). Объем долларовых резервов приближается к пределу в 110 млрд. шекелей. Этот потолок этот был определен монетарной комиссией банка, но вероятно, не имея никаких других идей о том, как и чем можно сдержать курс доллара от падения, его повысят. О чем уже предупредил руководитель одного из департаментов Банка Израиля Эндрю Абир. По его словам, Карнит Флуг не говорила, что этого делать нельзя, к тому же потолок повышают не впервые — еще 2 года назад он оставался на высоте в 90 миллиардов долларов.

В Банке Израиля не замечают, что долларовый запас Израиля и так уже превысил рекомендуемое экономистами соотношение с ВВП. Даже из окружения бывшего главы Банка Израиля Стенли Фишера уже намекали, что Карнит Флуг «перегибает палку».

Аналитик рынка ценных бумаг Давид Штайнер сказал НЭПу: «Такое впечатление, будто иностранные фонды решили контратаковать. На минувшей неделе мы стали свидетелями того, как иностранные фонды продавали валюту, что привело к укреплению шекеля. Глава Банка Израиля резкими действиями вернула его назад, но последнее слово остается за этими иностранными институтами. Глава Банка два дня назад осторожно предупреждала эти фонды, что не колеблясь предпримет меры против валютных интервенций. Но подобные войны, как правило, не заканчиваются победой Центральных банков. Хотя до сего дня ей удавалось удержать доллар на относительно высоком курсе — но эта война не закончена, как не преодолен и промышленный кризис.

Мы все чаще слышим голоса тех, кто призывает Банк прекратить манипулятивные операции по скупке долларов. За мобилизацию средств на эти закупки государство Израиль платит потом высокие проценты, которые уже превысили 10 миллиардов шекелей в год. Низкий доллар, в конечном итоге, снизит дороговизну жизни в Израиле — так зачем же Банк Израиля финансирует экономику США, отворачиваясь от социального протеста в собственной стране?»

Однако другой стратегии, видимо, нет. Заместитель председателя Банка Израиля Надин Бодо-Трахтенберг призналась, что по всем экономическим индикациям нет никакого сомнения, что курс шекеля значительно завышен против своей реальной стоимости. В защиту позиции Карнит Флуг высказалась Рина Шапиро, член совета директоров биржевых компаний, а в прошлом — вице-президент тель-авивской биржи ценных бумаг:

«Неверно утверждать, что действия Банка совсем не приносят результатов. Если бы не было этих крупных закупок долларов, курс его относительно шекеля был бы еще ниже.

Нужно ли платить проценты за средства, привлеченные для скупки долларов — это как посмотреть. Сегодня процентная ставка в долларах выше, чем процентная ставки в шекелях (которая уже в 25-й раз подряд оставлена Банком на позиции 0.1%). Беря заем в шекелях и переводя его в доллары, он даже, возможно, выигрывает, с этой точки зрения проблемы особой я не вижу. Это единственное, что можно сегодня сделать, и это вчера, например, привело к восстановлению курса шекеля на 1.5%. Без этого доллар бы стоил уже 3.5 шекеля, если не меньше.

Но есть силы, которые не позволяют добиться лучшего. Несколько причин порождают эту ситуацию. Когда есть какое-то движение в любую сторону, спекулянты со всего мира, прокручивающие огромные суммы, усиливают давление в том же направлении. Если бы доллар продолжал падать, то все эти спекулянты еще более усилили бы эту тенденцию, и мы бы увидели еще более резкий спад курса шекеля. Поэтому я считаю совершенно необходимым то, что делает сейчас Банк Израиля».

Глава Ассоциации промышленников страны Шрага Брош призвал к экстренному созыву специальной комиссии по разработке мер для поддержки национальной промышленности, и на ее заседании обсудить создавшуюся проблему. Брош напомнил, что комиссия должна была начать работу еще в январе, но пока ни разу не собиралась.

В Минфине признают, что комиссия и в самом деле давно уже должна была работать и что-то придумать, в том числе и по проблеме курса доллара. Но объясняют задержку с ее созывом двумя моментами: во-первых, тем, что тот же Шрага Брош настойчиво требует ввести его в состав комиссии, а не желает удовлетвориться отведенной ему ролью наблюдателя. Во-вторых, согласно постановлению об учреждении комиссии, половину, то есть 7 из 14 ее членов должны составлять женщины. Двух женщин, которые способны работать в этой комиссии (одна представительница минфина, и одна – член Ассоциации ремесленников) с трудом. Но нашли, но где взять еще пять, пока непонятно. То есть женщины, конечно, в наших селениях есть, но те, которые подходят для работы в комиссии, уже трудятся в Банке Израиля и других важных учреждениях, а сажать в комиссию абы кого не хочется.

«Банк Израиля с 2009 года приобретает доллары, «чтобы поддержать экспортеров», но эта фраза вырвана из контекста: у государства есть достаточно инструментов, чтобы поддержать экспортеров, не приобретая валюты, — утверждает экономист Юрий Легков, советник вице-спикера Тали Плосковой. — Потому что в глобальном мире, где есть свободное движение валют, это — игра, проигранная заранее. И мы это наблюдаем уже много лет. В последние дни появилось много комментариев от специалистов, говорящих, что эти спекулянты зарабатывают много денег, скупая валюту и зная заранее, что Банк Израиля все равно ее у них потом выкупит. Это проигранная война — именно по курсу валют, мы же видим, что Банк Израиля, наращивая долларовый резерв, ничего, в принципе, не изменил — но продолжает покупать и выплачивать проценты, хотя сегодня уже бюджетный дефицит Банка превышает 50 миллиардов шекелей. Эти деньги придется кому-то когда-то отдавать. Государство позволяет Банку Израиля вести эту бесконечную убыточную войну, вместо того чтобы взять на себя поддержку экспортеров, которых, к слову, не так уж и много, потому что хай-тек и без помощи справляется.

Что дальше? А ничего не изменится. Банк Израиля в нынешней ситуации не имеет никаких других инструментов. Он не может снизить еще более учетную ставку. Введения отрицательной ставки, скорее всего, не произойдет — это очень сложная система, представьте себе, пересчитать все ипотечные ссуды. И он не может учетную ставку повысить, потому что это еще более усилит шекель. Банк будет  по инерции скупать доллары, в очередной раз повысив допустимый «потолок» резерва.

Правда, для нас, потребителей, снижение курса доллара — это хорошо. Это снижает нам дороговизну жизни. То есть, если бы государство взяло на себя обязательство поддержать экспортеров другими путями — ничего плохого в этом бы не было, пусть доллар падает. Но пока, вместо этого, государство в лице Банка Израиля ведет войну, которую невозможно выиграть».

Петр Люкимсон, Эмиль Шлеймович, НЭП. Фотография с Википедии

≥≤

Читайте также: Как Банк Израиля превратился в азартного игрока

Напоминаем: все опубликованные на сайте НЭП тексты, информационные и/или консультационные, а также фотографии, видеоматериалы и графические элементы не являются рекомендацией по совершению финансовых сделок, медицинских процедур или совершению пользователем любых действий.

Реклама

Политика

Реклама

Реклама


Send this to a friend