Государство

Депутатам Кнессета хотят отдать контроль за бюджетами и назначениями

«Важная парламентская революция идет полным ходом… Вместе с коллегами, Аелет Шакед и Яривом Левиным, мы добьемся беспрецедентных перемен и значительно усилим статус Кнессета, обеспечив его достойную роль в качестве профессионального законотворческого и контролирующего органа». Это написал спикер Кнессета Юлий Эдельштейн на своей странице в сети Фейсбук.

Ограничат законотворчество, но добавят инструменты контроля

И в самом деле, спикер и министры хотят изменить некоторые базовые правила парламентской деятельности: Кнессет получит дополнительные инструменты влияния на правительство, но взамен будут ограничены полномочия и возможности депутатов, не получивших министерские портфели.

Основные пункты реформы огласил сайт Ynet: во-первых, каждый из депутатов сможет подавать лишь 4 или 5 частных законопроектов в год. Сейчас их число никак и ничем не ограничено. Таким образом, число законопроектов, выносимых на голосование в предварительном чтении в парламентской ассамблее, сократится до 250-ти. То есть втрое, ведь сегодня депутаты рассматривают до 750 подобных инициатив. Но и те частные законопроекты, которые депутаты захотят выдвинуть, должны будут еще до голосования получить профессиональную экспертную оценку, как это сейчас происходит с правительственными законопроектами. Тогда депутаты смогут заранее ознакомиться с позицией правительства, и — по желанию автора — скорректировать его перед слушаниям в межминистерской комиссии по законодательству. Где, впрочем, теперь тоже будут в неделю рассматривать не более 15 законопроектов, тогда как сейчас — 35, а иногда и больше.

Взамен депутатам предложат дополнительные инструменты контроля за правительством. Во-первых, чиновники и высокопоставленные представители госкомпаний будут обязаны принимать участие в работе парламентских комиссий, если их туда вызвали. Во-вторых, перед тем, как тот или иной кандидат будет назначен утвержден на высокий пост правительством, он будет проходить еще и парламентские слушания, то есть его кандидатура должна быть заранее утверждена депутатами (нечто отдаленно похожее по ряду позиций происходит в Конгрессе США. Правда, авторы реформы пока не уточняют, какие именно ранги и должности могут быть подвергнуты такой процедуре. И неясно, приведет ли это к дополнительной политизации профессиональных назначений). В-третьих, парламентским комиссиям дадут возможность контролировать освоение бюджета министерствами, и требовать, при необходимости, созыва межминистерских комиссий.

Кто за, кто против, и почему

Согласятся ли депутаты на такой взаимообмен — меньше законопроектов, но больше контроля? Оппоненты, похоже, в меньшинстве — впрочем, противники и сторонники реформы разделились вне зависимости от политических предпочтений. Например, депутат Ицик Шмули, из оппозиционного «Сионистского лагеря» говорит, что «речь идет об опасной инициативе, которая нанесет удар по всей системе законотворчества. Глава правительства и сам не пытается улучшить социально-экономическую политику, которая в государстве Израиль является очень проблемной, а теперь хочет и депутатов Кнессета ограничить в возможности действовать в этом направлении, выступая с инициативами, направленными на улучшение условий жизни сотен тысяч израильтян».

С ним солидарен, как ни странно, председатель коалиции — Давид Битан («Ликуд») — но по другой причине: он подавал аналогичное, альтернативное предложение министру Аелет Шакед, о котором… забыли. Битан предлагал отказаться от предварительных слушаний, сразу переводя законопроекты в комиссии. Теперь он напомнил также о существовании недопустимой практики, когда министры — если они хотят избежать долгого процесса утверждения закона и получения оценки юридического советника — просто перепоручают инициативу кому-то из депутатов, которые выдвигают законопроект вместо них. Мерав Михаэли («Сионистский лагерь») назвала реформу попыткой затыкания ртов Кнессету в целом, и оппозиции в частности.

В числе сторонников — Рои Фолькман («Кулану»), который утверждает, что уровень частного законотворчества в Кнессете Израиля выше, чем в странах Запада, и надо вместо законопроектов, которые увеличивают нагрузку на регуляцию, порождают шумиху и получают краткосрочную поддержку в прессе, перейти к системе законов и реформ, ведущих к реально ощутимым переменам в израильском обществе. «Это также увеличит доверие граждан к законодательной власти», — говорит Фолькман, — именно по этой причине я занимаюсь этим вопросом все последние месяцы, вместе с министрами Аелет Шакед и Яривом Левиным».

К сторонникам грядущей реформы примкнул и глава оппозиционной партии «Еш Атид» Яир Лапид, отметив в Твиттере: пришло время народным избранникам, действительно, служить народу, вместо того, чтобы подавать большое число сугубо декларативных законопроектов.

Сама Аелет Шакед считает, что реформа положит конец инфляции законотворчества, и напоминает, что «законотворческое безумие не осуществляется ради демократии, оно обманывает демократию». Как сообщал НЭП, ранее министр предприняла шаги, направленные на ограничение подачи представительских исков.

Эмиль Шлеймович, НЭП. Фотография пресс-службы Кнессета

Реклама

Политика

Реклама

Реклама


Send this to a friend