Мнения

Баркат и Кахлон, научитесь убирать за собой

Забастовка муниципальных служащих Иерусалима высвечивает проблему, куда более серьезную, чем нехватка денег в одном конкретном городе. И от нее воняет сильнее, нежели от тех мусорных куч, которыми завалены сейчас улицы столицы.

На самом деле нам показали, насколько сильно мы одной ногой застряли в феодализме. В такой системе ценностей и способов принятия решений, когда два местных феодала, поссорившись друг с другом, способны ввергнуть почти миллион подчиненных им и достаточно бесправных жителей в войну, не считаясь с жертвами и потерями.

Нир Баркат хорошо устроился. Он восседает на городском троне уже вторую каденцию, во многом благодаря договоренностям, достигнутым с хасидскими дворами. Вообще ортодоксальных евреев в столице — около 250 тысяч, понятно, что без поддержки значительной их части мэру не обойтись. Тогда ясно, почему градоначальник не призвал к забастовке и не вывел людей на улицы города, например, когда депутаты Кнессета от ШАС и Яадут а-Тора, во главе с Гафни, освобождали от муниципального налога синагоги, расположенные на территории учебных заведений? Ведь это лишало город очередного источника скудного, но все же дохода. Прочие «объекты культа» — церкви, мечети, синагоги — были освобождены от «арноны» еще раньше.

Вместе с прочими обладателями скидок город недосчитывается 70-ти миллионов шекелей в месяц. Но Баркат не ссорится с ортодоксами, он недостачу требует с правительства. Не правда ли, это удобно? Попробуйте не дать! И Минфин… отсчитывает купюры. Зэев Элькин, министр по делам Иерусалима, напоминает: еще несколько лет назад объем государственной поддержки Иерусалиму составлял 200 миллионов в год, теперь увеличен до 500 миллионов. Ни одна другая расходная статья в нашей стране не растет с такой скоростью. И это не считая еще бюджета министерства самого Элькина, где тоже бюджет на долгосрочные проекты, в рамках пятилетнего плана развития города, Кахлоном увеличен с 350 до 800 миллионов шекелей.

«У нас нет претензий к Министерству финансов, я могу только поблагодарить Минфин, — говорит Элькин. — Что касается городского бюджета, ситуация здесь не простая. С одной стороны, несколько лет тому назад объем господдержки городского бюджета составлял 200 миллионов шекелей в год. В 2016 году, когда я лично посредничал в переговорах между министром финансов и мэром города, поддержка составила уже более 500 миллионов. То есть мы видим, что государственные вложения в городской бюджет увеличились в 2.5 раза за несколько лет. Нет ни одного другого примера такого же быстрого роста, в этом смысле Минфин действительно идет навстречу».

В этой фразе есть фрагмент, он подороже прочих цифр будет. Министр Элькин ПОСРЕДНИЧАЕТ в переговорах между мэром Иерусалима и главой Минфина. Два феодала, деля общественные деньги, без посредника договориться уже не могут?! Но что еще поразительнее: похоже, что все считают подобную ситуацию абсолютно в порядке вещей. «Надо находить компромисс. Я недоволен, что мы скатились в забастовку, от которой страдают жители города, — говорит Элькин. — Лучше бы это было решить реальными переговорами, но оба залезли на высокие деревья. Я, со своей стороны, сказал, что если оба будут готовы, то и я со своей стороны готов посредничать, помочь найти компромисс. Пока все остается на стадии военных действий, с обоих сторон. Надеюсь, что в конечном счете здравый смысл, все же, преобладает».

Большие господа заперлись в своих башнях и уже не могут без посредника? Они, наверное, сдерживаются, чтобы не казнить гонцов! Информированный источник в Иерусалиме сообщил журналу НЭП — мэр столицы за последние два года ни разу лично не встречался с министром финансов, хотя в нормальном, рабочем режиме контакты между ними необходимы. Тут уместна была бы фраза из фильма: «я к этому потерпевшему такую неприязнь испытываю… »

Однако это опровергает Марина Коцневая, экс-советник Нира Барката, а ныне член горсовета столицы. Она в интервью радио РЭКА говорит: «Были десятки встреч, в министерстве финансов, на которые приходил мэр города, генеральный директор муниципалитета, специалисты финансового отдела, приносили документы, объясняя, что происходит в городе. У нас 15% жителей — за чертой бедности. Нам не хватает 3800 классов, арендуются помещения, чтобы в них учить детей. Те, что есть, переполнены — по 40-45 человек. В городе не строится новых школ, все время получают банковские ссуды… Нехватка жилья… а населения 900 тысяч уже — вдвое больше, чем в ТА, который получает на 25% бюджета, и уже получил его».

Впрочем, и сама Концевая вспоминает, что ведь и годом ранее Минфин задержал выделение бюджета городу, а потом прошли забастовки и митинги, и деньги появились.

Иными словами, понять Барката можно: если метод единожды оправдал себя, то почему бы к нему вновь не прибегнуть? А то, что кучи мусора на улицах — эка невидаль. Горожане стерпят, туристы обойдут. Феодалам не до них сейчас. Танцы на площади близ ратуши временно отменяются, и если что не так, то мы объявим войну Англии…

Лидия Белоцкая, в прошлом член горсовета Иерусалима, проводит другое сравнение. «В Тель-Авиве на 350 тысяч жителей, и 360 тысяч человек в этом городе работают (с учетом приезжих, имеется в виду). А в Иерусалиме число жителей приближается к 800 тысяч, а число работающих — 250-260 тысяч. Как вы понимаете, такое соотношение не может не сказываться на формировании бюджета. Это не только недостаток промышленных зон, это еще и нежелание многих работать.

В Израиле существует несколько, до 4-х, систем сбора городского налога. Он зависит от площадей, от того, какие помещения включены в налогообложение (лестничные площадки, например, или площадки для сбора мусора, балконы и т.п.). Каждая местная власть решает это по своему. И когда министр Кахлон говорит: «делайте, как в других городах» — он лукавит, потому что — в каких именно «других»? В тех или в этих? Реформа была предложена еще в 2006 году, чтобы каждая местная власть перестала играть в игры, и собирала бы муниципальный налог по единому правилу. Но так и не доведена до конца.

Бюджет Иерусалима сопоставим с бюджетом Ашдода. Но если у Ашдода на 31 декабря остаются не израсходованными десятки миллионов, то есть город живет в плюс, то в Иерусалиме, естественно, сальдо отрицательное, потому что он больше. И услуг требуется больше. И детей здесь много. Такой город, столичный, должен давать работу.Увеличением сбора штрафов за неправильную парковку проблему не решить. Надо менять стратегию развития города — вот это работа мэра, дать среднему классу дышать. Нельзя жить за чужой счет — надо жить за свой!»

Можно долго подсчитывать, кто кому должен. Можно долго выяснять — за счет жителей и гостей столицы — кто важнее. Барката считают успешным переговорщиком, который, как правило, умеет строить отношения с людьми. Однако все мы иногда делаем ошибки, и похоже, для него это как раз такой случай. Но тот, кто взялся руководить столь сложным городом, в котором расходы увеличиваются на 4-5% ежегодно, из-за одного лишь прироста населения, не имеет права на ошибки, позорящие столицу, к которой обращены взоры всего мира.

В 2016 году расходы Иерусалима составили 5.1 миллиарда шекелей, в 2017-м составят уже 5.4 миллиардов. Вышеупомянутая нехватка классов увеличивается на 100 ежегодно. Доход — в основном от арноны — 2 миллиарда. Если бы, теоретически, отменены были все льготы по арноне, поступления выросли бы на 800 миллионов, это не решило бы проблему. Ладно, они «разрулят» сейчас — а дальше? Что вообще планирует делать мэр в 2018-м году? Снова идти на поклон к министру финансов, узнавать, что дополнительных средств нет, и засыпать мусором улицы?

В Иерусалиме традиционно все делается на пожертвования. Предыдущие мэры гордились тем, что смогли привести столько-то дотаций. Баркат не стал исключением.

Не так давно налог для иностранных инвесторов в Иерусалиме был снижен с 9 до 7.5% (как и в городах периферии, для сравнения в центре — 16%). Начнет ли мэр ругаться с министром, выбивая не дотации, а условия для создания рабочих мест? Начнет ли он гордиться не объемом привлеченных пожертвований, а объемом инвестиций? Не «формулой-1», а формулой управления, позволяющей горожанам не бояться очередных чиновничьих войн «по моему хотению»? А если этого не делает мэр, то не стоит ли в волевом порядке заняться этим министру финансов и другим членам правительства — вместо подсчета денег, которыми Иерусалиму снова придется «помогать»?

P.S. В поисках фотографии, для иллюстрации этой статьи, мы обратились к одному из столичных жителей. Он, как и многие, сфотографировал кучи мусора на улицах города трех религий. А потом устыдился и убрал их со всеобщего обозрения. «Не дело выносить сор из избы» , — пояснил он.

С ним трудно не согласиться. Иерусалим — не вотчина Барката и не расходная статья Кахлона. Это наш город, мы его любим, и нам его жаль. И обидно, что снимки мусора  на улицах Иерусалима заполонили уже другие газеты и сайты (включая зарубежные). Таков итог феодальных войн в государстве Израиль. Баркат и Кахлон, по тому или иному разумению, вчера опозорили нашу страну на весь мир. Господа правители, приберите теперь за собой. И чем быстрее, тем лучше.

Эмиль Шлеймович, НЭП. Фотография — Коби Гидеон, GPO

Реклама

Политика

Реклама

Реклама


Send this to a friend